Путь Чучхе

Автор отчета: Дима Шаповалов
Фотографии: Дима Жуков и Дима Шаповалов

Отчет о походе по Северо-Западному Памиру в августе 2006 года

Кишлак Девшар - пер. Белькандоу (3300м, н/к) - ледник Шинибини - пер. Шапак (5350м, 2Б) - р/в пик Крупской по СЗ гребню (6008м, 4А альп.) - пер. Турамыс-2 (5350, 2Б) - поляна Сулоева - лед. Фортамбек - лед. Вальтера - р/в пик Корженевской по ребру Цейтлина (7105м, 5А альп., 3А тур.) - поляна Москвина - р/в пик Коммунизма по ребру Бородкина (7495м, 5А альп., 3Б тур.) - лед. Фортамбек - пер. Курайшапак (4600м, 2А) - пер. Обходной (3900м, 1Б) - пер. Белькандоу (н/к) - кишлак Девшар

Длительность: 31 день в горах, 35 дней вне дома.
Протяженность 184 км, набор высоты 18 км

Содержание


Идея

"?души прекрасные порывы"
А.С. Пушкин

Общая идея была сходить на семитысячник по-настоящему, своими силами. Как в старые добрые времена. Когда не было расписания вертолетных рейсов, а было только белое пятно на карте. Как ходили Шиптон и Абалаков. Без забросок, легкодоступного базового лагеря, навешенных кем-то перил, по редко посещаемому маршруту. Всё на себе и всё своим ходом, от дороги и до дороги. Чтобы нельзя было повернуть на полпути, а цена ошибки становилась очень высокой.

На гребне Корженевской выше второго верблюда

Задача была сложна, но все-таки попадала в ту узкую область между явно очевидным и очевидно невозможным, которая и вызывает интерес. Можно было в очередной раз доказать себе, что ты не дерьмо, убежать из цивилизованного мира, а кроме того набрать опыт и подготовиться к более сложным походам и восхождениям. Руки просто чесались от того, сколько всего можно было сделать.

Памир был естественным районом для этого мероприятия. Решающую роль сыграл отчёт группы Георгия Сальникова; после прочтения появилось понимание тамошних условий, пропал необъяснимый страх. Из участников будущего похода на Памире ещё никто не бывал (разве что руководитель имел честь родиться в Душанбе). Подходы под высоту были нетривиальны и безлюдны. Климат - мягкий, устойчивый, можно даже сказать - прощающий.

Заходить в район решили с севера, из кишлаков на левом берегу Муксу. Месяца хватало только на то, чтобы акклиматизироваться, сходить на обе семитысячные вершины и кратчайшим путем вернуться назад. Подходы с юга, из Ванчской долины были сложны технически или слишком длинны. Отказ от забросок, т.е. большой стартовый вес рюкзаков, диктовал невозможность идти высокие и сложные перевалы в начале похода. В опасных местах быстро двигаться не получится; перевал с большим набором высоты может вымотать группу так, что все выдохнутся задолго до конца похода.

Пик Ягоды, вид из МАЛ на Москвина

План получился такой: по тропе вдоль Муксу подходим под северные отроги хр. Академии Наук, втягиваемся. Там проходим несколько перевалов (2А,2Б,3А), совершаем радиальное восхождение на пик Бабушкина, 5800м. Таким образом, к пику Е.Корженевской подходим уже с достаточной акклиматизацией. Восхождение по длинному, но технически несложному маршруту первовосходителей (м-т Угарова). Затем поднимаемся по леднику Фортамбек к поляне Сулоева. Идем на пик Коммунизма по ребру Буревестника, но спускаемся уже на поляну Москвина. Вымотанными и уставшими через несложные перевалы (2А,1Б) возвращаемся к цивилизации на Муксу.

Такой маршрут не имел повторяющихся частей, а сложность набиралась постепенно, с удобными местами для дневок. Пересечение с освоенными маршрутами из МАЛ на Москвина было минимальным. Обилие людей, тропы, лагеря, общеизвестность маршрута делают восхождение гораздо более легким не только технически, но и психологически. Человек находится в привычной для себя социальной среде. Даже после нескольких успешных восхождений на популярные семитысячники, предоставленная сама себе группа скорее всего не сможет зайти на технически простой, но требующий упорства 6000м пик где-нибудь в Пакистане или в Андах.

Данный поход рассматривался как развитие идей об автономности восхождений в высоких горах*. Ещё в 2005 году вдвоем с Димой Мартыненко мы ходили в беззабросочный поход на Аконкагуа. 20 дней, два восхождения, перевал за шесть тысяч и т.д. Как вы увидите дальше, реальность не оставила ничего от нашего первоначального плана.

*: "Путь чучхе". См. http://www.korea-dpr.com/users/russia/library/onjucheidea.htm, разделы 2 и 4.1


Участники

"Он успел уже два раза побывать на вершине Эвереста,
но не умел ни дюльферять, ни зарубаться ледорубом"
Gordon Wiltsie, To the ends of the Earth

ФИОДата рожденияРод занятийДом адрес и телефонОпытОбязанности и фото
Ананьева Екатерина Анатольевна25.09.1981НТУУ "КПИ", аспирантул.Саксаганского, д.89, кв.18, Киев. На сервере svitonline.com почтовый ящик a-katerina5 комб - У, 4А сн-лед, 3А ск, 5642м
Катя Ананьева

завхоз

Жуков Дмитрий Николаевич03.02.1973финансистул.Айтеке би, 50-79, Алматы. На сервере onebox.com почтовый ящик dzhukov2Б сн-лед, 3Б ск, 6995м
Жуков Дмитрий

фотограф

Корниенко Александр Сергеевич08.05.1985НТУУ "КПИ", студентул.Октября, 31, пгт. Бородянка, Киевская обл. На сервере rambler.ru почтовый ящик kornienko-sasha3Г - У, 5642м, победитель экстрим-марафонов
Корниенко Александр

участник

Нестеров Алексей Вячеславович12.05.1971авиа-конструкторКовров пер., д.20, кв.35, Москва. На сервере mail.ru почтовый ящик leshik-71КМС альп., 5Б сн-лед, 6А ск 6995м
Нестеров Алексей

зав. снар., фотограф

Шаповалов Дмитрий Сергеевич14.09.1979астрофизикул. Клиническая, д.25, кв.5, Киев. На сервере ukr.net почтовый ящик dssh5 комб - Р, 4А сн-лед, 5А ск, 7134м, 6192м
Шаповалов Дмитрий

руководитель, парамедик


Подготовка

С такими грандиозными планами к подготовке пришлось отнестись очень серьезно. О физподготовке и акклиматизации легче говорить с конца, с момента отъезда в горы. Если поход длится месяц, то месяц перед выездом надо отдыхать и не тренироваться. Отъедаться, копить силы, восстанавливаться после тренировок, повышать иммунитет. Тренировки понижают сопротивляемость организма болезням, и если не успеть полностью восстановиться до начала похода, то можно легко подхватить какую-нибудь заразу и сойти с маршрута. Длительность восстановления примерно равна длительности периода нагрузок, после чего работоспособность на такой же период времени становится заметно выше обычной (для чего и тренируются). Т.е. за месяц до похода мы активно толстели, ели фрукты-ягоды ведрами, а витамины пачками. Ведь витаминам надо дать время, чтобы усвоиться. Также в это время неплохо пройти техосмотр: сходить к зубному.

Восстановлению должны предшествовать тренировки. Самое лучшее было сходить в поход на неделю-две за месяц-другой до старта. Даже не на высоту, а просто в любой поход средней сложности. Если успеть восстановиться, то в большом походе организм вам скажет спасибо: втянетесь быстро, да и к высоте привыкнете намного легче.

Перед этим "тонизирующим" походом готовились как обычно: бегали, ходили на стенд, в качалку, в бассейн - кто куда привык. Можно было рассчитывать циклы, а можно было и просто вломить; главное - не бросать тренироваться.

Чем выше бывал человек раньше, тем легче ему будет зайти на желаемую высоту. Предыдущий высотный опыт способствует быстрой и безболезненной акклиматизации. Опыт свежий - акклиматизация идет еще быстрей. Поэтому еще в январе мы вчетвером сходили на Эльбрус по классике, Дима Жуков проводил в домашних горах Заилийского Алатау практически каждые выходные, а Алексею с товарищем довелось идти на Эльбрус на майские праздники. Они находились на другой стороне горы в те же дни, когда на седле произошла беда. Не менее глубоко пришлось задуматься о снаряжении. Основная проблема в автономном походе на 30 дней - слишком большой стартовый вес рюкзаков. Облегчаться надо просто беспощадно. Каска вместо кепочки, фонарик на троих, автоклав - в мусорную корзину. Привыкнуть и разносить кое-что новое, пока не проверенное в боях. Детали смотрите в разделах "Снаряжение", "Питание" и "Фототехника".

Тщательно проведенная подготовка доставляет удовольствие сама по себе. Продумать все детали до мелочей, рассчитать по дням маршрут, спланировать циклы так, чтобы к началу похода выйти на пик физической формы. Отсюда растет уверенность в своих силах, в успешности будущего похода.


Red tape*

"Во имя Аллаха милостливого, милосердного
просим разрешить пребывание в районе похода."
Из сопроводительных бумаг

Все хорошо в Душанбе: просторные тенистые улицы, вкусная пища, открытые люди с широкой душой. Удовольствие может испортить только необходимость преодолевать бюрократические препятствия, большие и маленькие: зарегистрироваться в ОВИРе в течение 3-х дней и оформить разрешительные бумаги для гор. Всё начинается с ОВИРа (8-17 рабочие дни, Турсунзаде, 5). Регистрацию нельзя сделать заочно, нужны живые паспорта, чтобы поставить в них штамп. Мы, как правильные, прямо с утра сдали паспорта, фотографии и заполнили формы. Этим бумагам должно сопутствовать заявление местного жителя, который за нас ручается. Им может быть кто угодно: человек, у которого вы живете, водитель, представитель гостиницы или турфирмы. Для гладкости процесса Дима попросил помочь своего душанбинского знакомого, уважаемого человека, преподавателя Славянского Университета. Придя за паспортами, как договорились - к 5-ти вечера, мы еще два часа дожидались их: Дима засыпал в кабинете начальника (периодически падая со стула); я засыпал на улице (доедая пирожки, купленные назавтра в дорогу). Получив долгожданные паспорта, мы так обрадовались этому, что, проверив наличие штампов, сразу убежали к себе в гостиницу. А зря. Только в двух из пяти паспортов регистрация была до 9.09, как мы писали в формах, в остальных же - только до 9-го августа. Эта безалаберность вышла наружу при проверке документов в аэропорту, когда мы улетали домой и обошлась нам в 50$ (или как договоритесь).

Вопрос с разрешениями для гор надо отрабатывать с конца. Т.е. задаться вопросами: куда вы идете, кто вас там может проверить и какую бумагу он захочет увидеть. Понятно, что в горах ничего проверять не будут, потому что там никого нет. Милитсия (тадж., через "тс") в Таджикистане не агрессивна, туристов не трогает. Зарабатывают на местном населении. Тем не менее, у них есть право проверить регистрацию в паспорте. Если вы находитесь в Горно-Бадахшанской Авт. Области (ГБАО), то могут спросить отдельное разрешение на посещение ГБАО. К счастью, не все высокие горы находятся в ГБАО. Граница области проходит по хребту Академии Наук и далее по Дарвазскому хребту, и если ваш маршрут начинается и заканчивается западнее, то разрешение можно и не оформлять.

Бехатарии давлат - аз сархад вобастаги дорад!
Бехатарии давлат - аз сархад вобастаги дорад!

Если маршрут начинается/заканчивается/проходит через приграничные селения, то надо иметь разрешение в погранзону. Это касается китайской и афганской границы. На киргизской границе режим не такой суровый, и мы (да и другие группы) прошли погранзаставу в Девшаре без этой бумаги, только с паспортами + списком группы с печатью турклуба. Командир для порядка переписал данные в тетрадку, пожелал удачи и отпустил. Для улучшения отношений с пограничниками очень рекомендуется захватить с собой из города несколько блоков сигарет. Люди по полгода служат в каком-нибудь удаленном кишлаке, где нет ни магазинов, ни света, ни связи. Вам будут просто по-человечески благодарны.

Ещё иногда встречается местное КГБ, но их удовлетворят те же бумаги (регистрация, ГБАО, погранзона). Пост МЧС, который контролирует уровень Сарезского озера, без специального разрешения никого к озеру не пропускает.

Наряду с реальным миром существует законодательство. Закон предусматривает многочисленные поборы с туристов, собравшихся посетить горы солнечного Таджикистана. Сбор за треккинг, за восхождения на вершины выше 6000м, экологический сбор, сбор за пребывание в заповеднике (треть Памира - нацпарк) и т. д. Даже без вершин >6000м нам насчитали 170$/чел различных сборов. К счастью, за пределами Душанбе об этом мало кто знает.

Все нужные и ненужные бумаги можно оформить через турфирмы, например "Азию-тревел". Частные компании передают информацию о группах в гос.контору под названием "САЙЁХ", которая производит все разрешения (sayoh (at) bk.ru, Руставели, 22). Что-то типа министерства туризма. Можно обратиться туда и напрямую, что мы и сделали за несколько месяцев до начала похода, посчитав, что избежим лишних расходов. САЙЁХ работает в лучших традициях стран Востока. Запаситесь терпением, периодически проверяйте, как идет оформление - всё равно к приезду ничего готово не будет. "Понимаешь, у нас тут с визитом президент Ирана, до следующей недели всё закрыто!" "Открытие туннеля под перевалом Анзоб, начальство занято, бумаги не подписывают!" В этом отношении частные турфирмы явно лучше. По крайней мере, они будут постоянно пинать САЙЁХ и остальных, чтобы те хоть что-то делали и не забывали о своих обязанностях.

Нам было необходимо разрешение в погранзону. Само собой к этой бумаге приплюсовали все остальные сборы. Сразу обратиться к пограничникам (через душанбинского знакомого) мы не догадались. Когда обратились, оказалось, что САЙЁХ уже передал им наши данные, и поэтому отдельное разрешение сделать нам уже не могут. Если бы обратились раньше и напрямую, то был бы пропуск. Прилетев в Душанбе, узнали в САЙЁХ, что ничего не готово. Посмотрев на иранского президента, решили рискнуть и на следующее утро уехали в горы. А в горах и люди хорошие, договариваться не пришлось, сувениры с большой земли не пригодились.

Думайте, какие бумаги вам нужны, дозируйте информацию с какой целью едете в горы, и возможно получится избежать лишних расходов. При этом не злитесь на местные методы работы, на засилье бессмысленной бюрократии. Они не знают, как работать по-другому. Запаситесь терпением, не ищите определенности, не откладывайте ничего на последний день: в конце концов, всё уладится. Или голосуйте ногами, ходя в походы в Киргизию, там всё намного проще. Но и многолюднее.

*: содержание данного раздела может быстро устареть и перестать соответствовать действительности.


Транспорт

Река Вахш
Река Вахш

Мы добирались на Памир через Душанбе. Вариант с заездом из Киргизии через Алайскую долину (Карамык) отпадал, т.к. через этот погранпереход без проблем пускают только таджиков и киргизов, а остальным для пересечения границы приходится быть очень и очень настойчивыми. Группа Ф. Соколовского этим летом попробовала заехать на Памир через Карамык, но в результате их расходы оказались такими же, как и у нас. При этом подъезды отняли на два дня больше времени и стоили кучи сил и нервов. Регистрировались они в КГБ в Джиргатале.

В Душанбе можно попасть как самолетом, так и поездом, второе - намного увлекательнее, хотя и тяжелее. "Посмотришь на мир, наберешься опыта", - провожали Сашу на Казанском вокзале, передавая его в руки улыбчивой проводницы с золотыми зубами. Чтобы тяжесть опыта не отразилась на его последующей работоспособности, Саша ехал в купе. 4 с половиной дня в пути и 60 кг багажа: всё топливо и большая часть продуктов. В Душанбе поезд прибывает по расписанию, но по пути проезжает через Туркменистан, и всем, у кого нет визы, надо ловить попутку и объезжать этот участок на машине через Узбекистан. В то же время вещи продолжают ехать в поезде. Хорошо, что ими никто не заинтересовался. Билет в одну сторону стоил 180$ + объезд 35$, и вряд ли ещё кому захочется так ехать.

По пути с базара, Душанбе

Цены на авиабилеты начинались от 475$ (Таджикэйр, около 200 туда и 300 обратно), мы полетели за 510$ Домодедовскими авиалиниями. Но даже это не гарантировало определенности. Знакомые сразу предупредили - на регистрации надо быть первыми, иначе ваш багаж полетит отдельно, следующим рейсом. Первыми на регистрацию попасть очень сложно, потому что в способности создать толпу и давку на ровном месте таджики превосходят многие народы мира. Причем давка эта тихая, без криков и угроз, со спокойными лицами, без требований встать в очередь. Упорный и настойчивый добивается цели; побеждает тот, кто может давить большее время, по миллиметру отвоевывая пространство у противника.

Бывало такое, что когда в Айни приезжал автобус из Душанбе, толпа желающих попасть внутрь не давала выйти приехавшим. Куча бородатых дедов в халатах снаружи и такое же количество их внутри. Водитель минут десять наблюдал за этим "No pasaran!", материл всех и вся, закрывал двери и уезжал. Помнится, как в детстве родители забрасывали нас в окна автобуса, чтобы успеть занять места и не стоять в проходе всю долгую дорогу в город, 3 и более часов.

Пришлось вспомнить былое: только так удалось пробиться на регистрацию ближе к её началу. Самолет вылетел на два часа позже расписания, и под утро мы были в Душанбе. Еще одна давка на погранконтроле, и оказалось, что самый большой рюкзак не прилетел. Тот самый, который в Домодедово отправили сдавать в отдельное окно как негабарит. Решение, является ли данная вещь негабаритной, принимает клерк на регистрации, и, судя по всему, оно было довольно умозрительно. Если заранее представлять себе все последствия задержки, то его вполне можно было переубедить. Рюкзак прилетел следующим рейсом, и мы забрали его в камере хранения.

Т.к. мы были не единственными не получившими всех своих вещей, плюс привычное спокойствие представителя авиакомпании, получается, что задержки багажа - довольно распространенное явление. Осенью 2006-го года открылось движение через туннель под перевалом Анзоб. Вместе с рейсом S7 в Худжанд (Ленинабад) это создает интересный и более дешевый способ попасть в Душанбе, с возможностью за один день проехать через пол страны.

В городе можно перемещаться как на общественном транспорте (30 дирам, платить на входе), так и на такси. Проехать через полгорода стоит не более 3$ (10 сомон; 3.4 сомони = 1$, лето 2006), аэропорт - Зеленый базар: 5 сомон. Договариваться о цене надо заранее, отметая все попытки представить вас как богатого туриста. Обменники находятся повсюду, хотя иногда при отсутствии сомони можно заплатить и рублями/долларами.

Долина реки Сурхоб

Машину в горы можно найти на автобазе ГБАО недалеко от аэропорта. Полторы остановки или пешком: идти по левой стороне Ахмади Дониш (широкая улица прямо от аэропорта), пройти мост, потом еще два 4-хэтажных дома, за вторым из которых - налево. 80 м до голубых ворот, за ними ещё метров 30 и слева будет площадь с машинами, это и есть база. В ее просторном дворе собираются как водители, так и желающие уехать. По большей части это жители далеких кишлаков, возвращающиеся домой. Тенистые деревья и близлежащая чайхана приятно скрашивают ожидание. В дальние рейсы машины, как правило, отходят рано утром. Это лучшее время найти попутку за небольшие деньги и сразу же и уехать. В Джиграталь можно уехать за 40-50 сомон с человека. На рюкзаки обычно не обращают внимания, только если они не занимают сидячие места. В ленивой послеобеденной жаре было невозможно найти уазик-буханку до Девшара ниже 220$ за всю машину. Решили отложить проблему на утро, зачем спешить, ведь машин - навалом. Так и произошло: вечером на помощь пришел наш друг Валера Гамзатов, через знакомых найдя водителя с уазиком. Его тоже звали Валера (тел. в Душанбе 2218476), и он с радостью согласился ехать до Девшара за полторы сотни.

Остановка в одном из пригородных кишлаков

После дня забот в городе, утром мы и уехали. До Джиргаталя добираться весь день, и даже если спешить, то на это уйдет 10-12 часов. Около 300 км пути, начиная с хорошего асфальта до непролазной для легковушек грязи. В уазике бывает удобно положить между сиденьями рюкзаки, а сверху постелить коврики. Тогда можно лечь и спокойно спать, устав рассматривать бесконечные горные хребты, идущие над дорогой. Путь по большей части идет по долине Вахша-Сурхоба, через места, бывшие оплотом исламистов во время гражданской войны (1992-1997). Еще год назад на обочинах можно было увидеть сожженную бронетехнику, сейчас её уже убрали. Люди слишком устали от войны, хотели жить нормальной мирной жизнью. В придорожных кишлаках дети продавали сушеные или свежие фрукты. Можно было зайти в чайхану пообедать пловом, лагманом или даже мантами.

Остановились на ночь в Джиргатале, у нашего друга Сухроба. Он - уважаемый человек, начальник местного телекома. Утром даже поехал с нами, чтобы помочь, если возникнут проблемы на погранзаставе. Надел костюм, захватил шляпу. Понятно, что все проблемы сразу отступили. До Девшара ехать около 3-х часов, более 70км по разбитой грунтовке. При летнем паводке большой мост через Муксу иногда подмывает, и хорошо бы узнать, есть ли путь. Тогда людям приходится по тросам и лесенкам перебираться на тот берег, надеясь, что там будет ждать другая машина. Так же по лесенкам приходится носить бензин для машин из отрезанных паводком кишлаков. При этом никто не нервничает, т.к. эти кишлаки практически автономны. Одна-две недели - и вода спадет, бульдозеры засыплют промоину, и мост опять заработает.

В Девшаре есть всего 3 машины, и только одна была на ходу. В противном случае пришлось бы посылать гонца за 5 километров в соседний кишлак Мук. Там машин намного больше. На обратном пути девшарский водитель-монополист взял с нас 200 сомон до моста и потом еще 100 до Джиргаталя (около 90$ за всё). В Джиргатале можно спросить, откуда уходят машины на Душанбе (один из перекрестков недалеко от центра), прийти туда рано утром и за 50-60 сомон/чел уехать.


Маршрут по дням

Кучо рафтем бо Пятачок?
Калон, калон секрет!
(С таджикского)

ДатаДень в горахКм, по картеdH>0, м
27.7прилет рано утром, оформление бумаг в Душанбе
28.7Душанбе - Джиргаталь
29.71едем в Девшар, 2100м, в обед стартовали, дошли до пер.Белькандоу (н/к, 3300, тропа)71200
30.72место предыдущей ночевки (мпн) - р.Сугран, 2400 ?березовая роща у ледника Бырс, 28006400
31.73мпн - поворот на лед. Шини-бини6.5600
1.84мпн - выше первой ступени ледопада Шини-бини6800
2.85мпн - выше второй ступени ледопада Шини-бини, 4600, 1 веревка перил для выхода в рантклюфт3550
3.86мпн - третья ступень ледопада Шини-бини (4 веревки перил) - цирк пер.Шапак, заброска на пер.Шапак, 5350, 2Б6750
4.87мпн - пер. Шапак - подъем на пик Крупской до 5600, 4 веревки перил0.5300
5.88р/в пик Крупской, 6008, 4Б альп., 3А тур., 6 веревок перил, возврат в лагерь на 5600, 2 дюльфера1400
6.89мпн - спуск на пер. Шапак, 5 дюльферов, полудневка0.550
7.810мпн - спуск прямо вниз на лед. Шапак, 4300, 6 дюльферов - подходы под пер. Турамыс-24
8.811мпн - пер. Турамыс-2, 5350, 2Б, 3 веревки перил, 1 дюльфер21050
9.812мпн, спуск с перевала, 2 дюльфера - поляна Сулоева, 4100950
10.813Дневка
11.814мпн - ледник Фортамбек, вниз до 3500 - озера на леднике Вальтера, 1 веревка перил на выходе с Фортамбека11650
12.815мпн - лагерь 5300 на Корженеве71350
13.816мпн - лагерь 630031000
14.817мпн - пик.Евгении Корженевской, 7105, 5А альп., 3А тур. - лагерь 63002800
15.818мпн - поляна Москвина, 43008100
16.819дневка, вечером уходим на "вертолетку", 45503250
17.820мпн - лагерь 5600 на ребре Бородкина31050
18.821вынужденная дневка, заброска на "груди", 6200
19.822лагерь 5600 - ПФП (Памирское Фирновое плато), 5850 - лагерь под пиком Душанбе, 60003.5750
20.823мпн - лагерь на пике Душанбе, 69502950
21.824пик Коммунизма, 7495, 5А альп., 3Б тур. - спуск до лагеря на ПФП6550
22.825мпн - поляна Москвина7.5350
23.826полудневка. После обеда спускаемся к леднику Фортамбек напрямик по леднику Вальтера4
24.827мпн - ледник Фортамбек до 3000 - река с лед. Шапак, 325010300
25.828мпн - пер. Курайшапак, 4600, 2А - морены ледника Хадырша, 325081400
26.829мпн - пересекли н/к отрог, 3300 - р. Гандим, 2500 - под пер. Обходной8350
27.830мпн - пер. Обходной (Иргай, Рыжий), 3900, 1Б - р.Сугран, 250061250
28.831мпн - пер. Белькандоу, 3300, н/к - кишлак Девшар, едем в Джиргаталь10800
29.8Джиргаталь - Душанбе
30.8Душанбе; поздно вечером улетаем в Москву
ИТОГО31 дней поход, 35 дней в Азии, прошли 184 км, 4 катег. перевала и 3 вершины, набрали 18 км высоты*. 153*1.2=184 км 18.05 км

*: без учета набора высоты при забросках

Описание маршрута

Мучения в предгорьях: Девшар - пер. Белькандоу - р.Сугран - лед. Шинибини, 3 дня

Подготовили рюкзаки, сфотографировались на дорогу и пошли. Первая пара переходов после заставы была по грунтовке. Можно было сюда и подъехать. Идти было хорошо, но уже через полчаса (переход - 40мин) рюкзак наваливался на плечи и требовал отдыха. На первом привале Дима выложил зубную пасту, а вдруг полегчает! Жара, повсюду жара, мы стараемся отдыхать в тени. Бывало, что единственная тень от стоящего рядом рюкзака. Перешли через речку Иргет (Ирган), пришлось разуваться. Саша решил перебежать прямо в обуви, удалось его отговорить. Зачем нам стертые ноги уже в первый день похода.

Закат над рекой Муксу

Сразу после речки видно небольшой кишлак Кандоу. Немного не доходя до него, направо уходит тропа на перевал. Навстречу по дороге шел мужик, Юсуф, в свободное время местный горный проводник. Попросил занести записку жене в кош на перевале. "Могу спорить: 4 дня - и вы на Москвина." Не стали искать начало тропы, пошли напрямик, т.к. видели, как она взбирается на склон оврага. Набитая тропа серпантином набирала высоту. Шли очень медленно, окончание переходов походило на агонию. Температура была сравнима с весом наших рюкзаков (как в метрических, так и в английских единицах). От нестерпимой жары спасала только редкая тень да вода, набранная внизу в речке. Когда воды осталось немного, идти стало очень тяжело, и мы сильно растянулись. Подходя к последнему крутому подъему, заметили, что навстречу с перевала на ишаке ехал мальчик. Нельзя было терять эту возможность. Подбирая слова, "оби, оби, панч сомон!" (вода, вода, 5 сомони) и тряся пустой бутылкой, уговорил его принести нам хоть немного воды из коша. Мальчик соскочил с ишака и прямо в шлепках побежал наверх. Обернулся через 15 минут. Отпив немного и расплатившись, я попросил отдать бутылку Кате, что шла последней. Общение шло преимущественно при помощи жестов: показываешь бутылку, показываешь вниз и говоришь "Апа, a'па!" (сестра, женщина). Мальчик был очень сообразительный, позже они погрузили на ишака несколько рюкзаков и таким образом занесли их наверх. С грузом же мы поднимались почти туда час.

Кош скрывался за перегибом, его не было видно снизу. Там было просто замечательно. Добрые люди, айран и романтический вид назад, на долину Муксу. Отличные условия, чтобы восстановиться после тяжелого дня. Слишком рано было делать выводы из нашей слабости, ведь это был первый день похода.

Вид в верховья ледника Сугран

Наутро мы еще раз попросили воды в коше, примерно по полтора литра на человека. Вода была очень чистая, где-то неподалеку должен быть источник. Затем продолжили движение по тропе к перевалу. По описанию, с седловины шла набитая тропа. Этой тропы мы не нашли, т.к. набитых скотом троп было много. Чтобы попасть на верную тропу, надо было не сразу спускаться с перевала вниз, а пройти вверх по гребню ещё метров 100-150. Тогда за небольшим перегибом начинался спуск, рядом был и источник воды. Мы же спускались напрямик по крутой осыпи, перемежающейся с зарослями югана. Он был ещё зеленый, в соку, поэтому старались не задевать, чтобы не заработать язвы на коже. Кусты югана очень похожи на здоровенный укроп.

Спуск оказался непростым, оказались внизу только через несколько часов. Вся вода уже была давно выпита, жара не позволяла идти дальше. Мы с Димой ещё как-то терпели, а жители умеренных широт уже еле волочили ноги. Спрятавшись в тени в небольшой лощине, решили налегке сходить к Суграну за водой. Только это могло вернуть команду к жизни.

Река Сугран
Река Сугран

Мостик через Сугран находился в сужении реки, где скалы с противоположных берегов сближались на 2-3 метра. К нему спускалась набитая тропа. Сама река ревела внизу в непроходимой теснине унитазного типа. Выше по течению все было не так страшно, но и это тянуло на непрерывный пятерочный порог. То, что текло по реке, было больше похоже на цементный раствор, чем воду.

После мостика тропа разветвлялась. Тропа вниз (налево) через несколько сот метров пропадала среди почти вертикальных скал и конгломератного склона. Ещё на подходах было видно, что там произошел обвал, большая часть склона съехала в реку, образовав "непроход". Участка тропы, обозначенного на схеме Ляпина, теперь не существовало; уже на второй день похода нам пришлось серьезно задуматься об изменении маршрута.

В поисках тени
В поисках тени

Воду мы набрали в большом ручье в десяти минутах хода выше переправы (на картах не обозначен). Пока мы несли воду оставшимся под Белькандоу ребятам, меня мучил вопрос, как идти дальше. В нынешнем состоянии на перевал Обходной мы не зайдем (полтора километра набора высоты от реки). Рюкзаки что-то чересчур тяжелы, да и жара ой как давит. Сейчас бы почелночить. А даже если челночить, то в конце похода, когда все будут предельно истощены, придется возвращаться тем же самым путем, что всё-таки слишком однообразно. Идти назад через сложные перевалы, когда ты устал и вообще еле передвигаешь ноги, чревато авариями. Пришлось обратиться к резервному варианту: идти вверх по Суграну до ледника Шинибини, а там через перевал Шапак спускаться вниз на ледник Фортамбек под склоны пика Корженевской. С перевала можно было сходить на пик Крупской, 6008 м, набрать высотную акклиматизацию. Перевал Шапак, 2Б был очень удобным для нас, так как его сложность была растянута на несколько дней, с нашими рюкзаками это становилось очень важным. План всем понравился, и мы приступили к его реализации.

Обход селевого каньона

В обед разгрузили рюкзаки и оставили около 50 кг вещей в заброске над ручьем. Боялись медведя, поэтому еду старались не оставлять. К вечеру подошли к березовой роще у ледника Бырс. Идти было легко, и места после подъема на террасу были просто замечательные - речка, деревья, удобная тропа. Бросив рюкзаки, вдвоем с Сашей сходили за заброской, вернувшись в лагерь уже в темноте. На следующий день решили не челночить, ибо путь предстоял несложный. Речку перепрыгали по камням, и пройдя березовую рощу, стали обходить язык ледника. Через несколько переходов дошли до следующей реки с Бырса. Переправа оказалась умеренной сложности. Перешли через 3 протоки, сняв обувь и опираясь против течения на лыжные палки. Дальше двигались по верхней террасе, поросшей травой и цветами. Далеко внизу протекал Сугран. Чтобы перейти Гульчатсу, один из его правых* притоков, пришлось спускаться с террасы вниз, туда, где приток разливался на множество мелких русел. Без труда перепрыгали через все из них. Перед подъемом обратно на террасу пообедали у приятного озерца в моренном кармане. Невдалеке черной стеной сераков встает ледник Сугран. По сравнению с картами он продвинулся вперед на три километра. Трудно объяснить, почему наступают ледники при потеплении климата. Видно только, что в данном случае подпор сверху стал преобладать над таянием.

Унесенные селем
Унесенные селем

После обеда произошел случай, после которого поход вполне мог и закончиться. Идя по террасе, уперлись в глубокий и узкий конгломератный каньон. Настолько глубокий, что не было видно, что там течёт внизу. Обходить каньон снизу было затруднительно, поэтому решили пройти выше его. Оказалось, что мы идем по старой тропе. Через 50 метров набора высоты вышли в верхнюю долину, где каньон действительно пропадал, а вместо него протекал небольшой ручеек, который можно было просто перешагнуть в удобном месте. Интересно, как такой слабый ручеек смог промыть такой ужасный каньон? По очереди перешагнули через ручей и пошли дальше. Катя немного отстала, поэтому переходила последней. Я ждал её на другом берегу, указывая на удобное место. Когда она спустилась к воде, подал ей лыжную палку. Потом меня отвлек какой-то шум выше по течению. Примерно в 30-ти метрах на нас неслась стена из камней. Мать! Шухер, назад, назад! - отскакиваю на берег повыше. Катя делает то же самое на своем берегу. Первая волна проходит между нами. Катя снимает рюкзак, наверное, чтобы можно было быстрее двигаться. Суцiльним потоком идут камни вперемешку с грязью. Скорость порядка 10-20 км/ч, но поток не остановить - плывут камни весом и по 50, и по 100 килограмм. Нереальное зрелище!
Мать! Сверху идет волна в несколько раз больше, разбивая стенки русла и переливаясь через них. Выпрыгиваю на берег повыше и перекатываюсь с рюкзаком в траву, в безопасность. У Кати хуже - она не успевает надеть рюкзак и, выскочив наверх, пытается вытянуть его к себе, держась за клапан. У нее ничего не получается, рюкзак чересчур тяжелый. Поток задевает его, сбоку обтекают камни. Волна проходит, и Катя опять пытается перетянуть рюкзак через борт. Ничего не получается! Сверху идет еще одна волна. "Давай, давай! Схвати покрепче под клапаном!" "Не могу держать!" - она уже выбилась из сил. Но наконец получается и рюкзак оказывается в траве на берегу. Катя обессиленная валится рядом.

Озадаченный нашей задержкой прибегает Дима. "Нихрена себе!" - всё, что он может сказать. Скорей всего, в верховьях находится резервуар, который периодически прорывает, и все содержимое уносится вниз. Мы как раз попали в такой момент. Помнится, из детства, сообщения по радио: "Этой ночью на кишлак такой-то сошел сель, погибли все его жители". Это было страшно, но было далеко и непонятно. А здесь: дождей в горах давно не было, чистое небо, солнечный день?

Прорвались!
Прорвались!

Теперь надо было понять, как переправить Катю сюда. "Все нормально, не бойся!" - успокаиваю её, пытаясь перекричать сель. Камни все текли и текли, уровень никак не падал. Не могу найти лыжные палки, видно в пылу борьбы их унесло вниз. Ну что ж. Ходим по берегу, думаем, что делать. Через полчаса уровень таки упал, и перед нами опять был небольшой ручеек с цементным раствором. Дима становится наблюдателем, я перепрыгиваю на тот берег и забираю рюкзак. Катя переходит налегке, она вся с ног до головы в грязи, впрочем, как и её рюкзак. Уходим к остальным в безопасное место на дальнем краю долины. Вечереет. Осталось совсем мало воды, надо найти её и становиться на ночевку.

Идти пришлось недолго, через переход терраса заканчивается, путь преграждает большой отрог, упирающийся прямо в тело ледника. За отрогом - ледник Шинибини. Завтра нам туда.

Пока дежурные ходили набрать воды из ледниковых луж, поднимаюсь по травянистому склону на верх отрога. Дыхнуло холодным воздухом гор. Впереди - никакой травы, никаких озер, только лед и скалы. Вся широкая долина занята ледником. Видно первые две ледопадные ступени, между ними - более-менее ровно. Шинибини тоже немного подвинулся вперед, начинается практически за поворотом. Правда ледник не встает стеной, а засыпан камнями до самого первого ледопада. Спуск на ту сторону отрога не тривиален, необходимо дюльферять веревки 2-3, а что будет дальше - не видно. Придется обходить отрог по рантклюфту.

Последний ужин на траве. Содержимое Катиного рюкзака на месте, да и она уже успела привести себя в порядок. Все страшно устали, этот день отнял кучу сил. Зато прибавилось опыта. Мы уже никогда не забудем, как выглядит селевой вынос. Все эти однородно серые кучи камней, равномерно покрытые слоем грязи, иногда даже не успевшей подсохнуть.

*: для рек и ледников право и лево понимаются орографически, для всего остального - по ходу.


Акклиматизация: лед. Шинибини - пер. Шапак - р/в пик Крупской - лед. Шапак, 7 дней

Свет в конце рантклюфта
Свет в конце рантклюфта

Утром была прекрасная погода. Аккуратно спустились в рантклюфт, надели кошки и по леднику обошли скалистый отрог. Открылся вид на короткий участок реки, вытекающей из ледника Шинибини. Река большая, желание переправляться сразу пропадает. Идем по правому берегу до ледового моста. По осыпи поднимаемся на него и переходим на ту сторону. Придерживаясь левого борта ледника, к обеду подходим к первой ступени ледопада. Морены, осыпи всю дорогу. Питьевую воду набираем в редких ледниковых лужах. Вода эта не совсем прозрачна, иногда даже совсем не прозрачна, но что делать? По возможности фильтруем её через одежду, а на привалах даем отстояться, хотя толку от этого слишком мало - мелкодисперсная пыль не задерживается и не оседает. Надеемся, что организм всё отфильтрует сам, и, в конце концов, так и происходит.

Судя по отчетам, ледопад-1 можно обходить по рантклюфту как слева, так и справа. Нам удобнее подниматься слева: не надо пересекать ледник. В крутой части подъема сыпет. Камни вытаивают из ледника и скатываются вниз в рантклюфт. Со склона горы сыпет намного меньше, т.к. вытаивать неоткуда. В опасном месте ставим наблюдателя и идем по очереди. Постепенно рантклюфт выполаживается, но через несколько переходов становится непроходим: уходит вниз под ледник. Осторожно поднимаемся по очень живому осыпному склону. Перед нами ручей, выше - ровная терраса со старинными стоянками. Отлично! Там и ночуем.

Ледник Шинибини между 1-й и 2-й ступенями ледопада
Ледник Шинибини между 1-й и 2-й ступенями ледопада

На следующий день вдоль ручья спускаемся на ледник и по диагонали пересекаем его. Вторую ступень ледопада можно обойти только по правому рантклюфту. Левый борт упирается в вертикальный скальный отрог. Просто так попасть в рантклюфт мы не смогли, пришлось повесить веревку горизонтальных перил вдоль гряды сераков, чтобы переправиться через трещины. Можно было сэкономить время и все-таки найти пеший проход, но хотелось пораньше, пока еще не надо спешить, втянуться в работу с веревкой.

Обход 2-й ступени ледопада Шинибини
Обход 2-й ступени ледопада Шинибини

Саша шел последний без кошек, снимал перила. В самом конце он поскользнулся и соскочил вниз, в трещину. При этом лопнула перильная веревка, восьмерка-статик! Совсем новая. Саша же повис на страховочной веревке. Мы вытянули его рюкзак, и он на жумарах поднялся к нам. Похоже, что веревка резко натянулась, проехала маятником по мелким камешкам, множество которых вмерзло в лед, и перетерлась. Противоречивый опыт получается с 8мм веревкой. Несколько лет назад один приятель пролетел по 60-градусному ледовому склону более чем 150 метров, и веревка выдержала. Тогда 60 метров восьмерки было сблокировано узлом с 60 метрами десятки. Теперь придется быть особенно осторожным и не вешать восьмерку по рельефу с резкими перегибами и трением.

Пик Крупской
Пик Крупской

Обход ледопада-2 получился напряженный, но за переход мы набрали большую часть высоты. Рантклюфт был крутой, но широкий и безопасный от камнепада с ледника. Приходилось искать устойчивые камни, чтобы встать и перевести дух, не уехав вниз. Ещё один переход, и у одного из ручьев останавливаемся на обед. Поднявшись по склону повыше, удалось разведать выход на ледник. Там было ровно: ни трещин, ни снега, и за несколько переходов мы прошли значительное расстояние. Встали лагерем посреди ледника напротив поворота на перевал Наблюдений. Крутая, но безопасная ледовая стена. Открывался впечатляющий вид на пики Крупской и Радиоклуба. Да, лето вышло бесснежным, это радовало. Мы надеялись, что не будет ни лавинной опасности, ни тропёжки на высоте.

Снежно-ледовый взлет
Снежно-ледовый взлет

На следующий день караван продолжил движение по леднику. За два перехода подошли под разбитый трещинами снежно-ледовый взлёт. Связались, ибо теперь всё вокруг было покрыто снегом. Первым шел Алексей, взлёт атаковали по центру и влево по ходу. Подъем занял два перехода, пришлось распутывать разорванный ледник: много прыгать через трещины, пересекать снежные мосты сомнительной прочности. Вот это уже был недостаток бесснежного лета.

3-я ступень ледопада Шинибини
3-я ступень ледопада Шинибини

После обеда подошли под третью ступень ледопада. Тут уже нельзя было сразу скрыться в ранклюфте. Треть набора высоты пришлось идти по ледопаду, подрезая его по диагонали. Это оказалось несложным. Повесили 5 веревок перил по льду крутизной до 60-ти градусов, потом вышли в рантклюфт. Все станции были на ледобурах.

Выход на седловину перевала Шапак
Выход на седловину перевала Шапак

Ещё полтора перехода - и мы в цирке под перевальной седловиной, до нее оставалось 200 метров по высоте. Вечерело, все очень сильно вымотались. Решили не идти на перевал сегодня, а поставить лагерь на ровном плато под ним. Вскоре нашли и жидкую воду. Время еще оставалось, и мы с Сашей, захватив по 20кг груза, пошли наверх. Снежный склон был довольно крут, даже если идти в кошках. Осыпная часть была не менее "приятной". Под ногами всё ехало, мы быстро выбивались из сил, балансируя на этом безобразии.

Зато перевал был хорош. Ровная площадка, озерцо и достаточное количество камней, чтобы завалить заброску. А так же воодушевляющий вид на массив пика Корженевской? впервые в этом походе.

Наутро уже всей группой поднялись на перевал. Нашли турик с запиской группы Филиппа Соколовского, они были здесь всего лишь неделю назад. Птицы за ночь успели найти наши продукты и расковыряли пару пачек маунтин хауса. Разборчивые, гады... Теперь мы завалили заброску как следует. Пищу - на дно, барахло и бензин - снаружи.

Жандарм на гребне пика Крупской
Жандарм на гребне пика Крупской

Следующей целью было восхождение на пик Крупской, на СЗ гребне которого мы сейчас находились. Судя по отчету первопроходцев (группа П. Рыкалова, 2004), гребень был умеренной сложности. Снег-лед и несколько веревок перил. Основные сложности - ближе к вершине. Первые перила мы повесили на большом жандарме. Алексей вылез по скалам, с трудом удержав от падения несколько очень больших камней. Спуск с жандарма был крутым, но перил не потребовал. Через полперехода повесили ещё одну веревку, теперь уже лидировал я. Далее гребень взмывал вверх, на что мы ответили еще сотней метров перил. Темп замедлился, давно прошло время обеда, да и вечер был на подходе. В сторону ледника Шинибини склон обрывался крутыми скальными склонами, по которым время от времени грохотали обвалы. Погода была облачная и пасмурная. Где же обещанная в отчете мульда? За перегибом гребня. В мульде озеро, да и места для палаток тоже есть. Как вовремя мы сюда дошли! Дежурные готовят ужин, а мы с Алексеем решили повесить веревку перил через снежный взлет. Завтра идем штурмовать вершину.

Выход из мульды
Выход из мульды

Перед выходом разобрали палатки, привалив их сверху ледовыми глыбами. Нередки случаи, когда оставленную палатку уносит ветром вместе с вещами или разбивает прямо на месте. У одного знакомого так разломало невероятно устойчивую и хорошо закрепленную палатку SD Hercules. А у нее были стойки сантиметровой толщины! После веревки вчерашних перил с гребня пришлось уйти, перед нами была разрушенная скальная стена метров в сто высотой. Если траверсировать под ней по снегу влево, то можно выйти на 60-ти градусный ледовый склон, который ведет в обход скал. Мы верили описанию и двинулись обходить скалы. Первая веревка траверса заканчивалась в небольшом берге, дальше предстояла еще одна. Снег совсем не держит, следы никак не натопчешь, всё проваливается, что за дурацкие сюрпризы! Алексей приходит на помощь. Аккуратно проходит вторую веревку траверса и вылазит на небольшой скальный выступ. Все-таки он на 20 килограмм легче меня. Теперь моя очередь лезть первым. Впереди тот самый 60-градусный склон, вперед! Прохожу 10 метров, кручу бур. Идется тяжело, дрожат ноги, да и как-то страшновато. Странно всё это. Вешаю рюкзак на бур и освобожденный легко ухожу вверх на всю веревку. Вот это другое дело! Делаю станцию, закрепляю перила.

Обход скального пояса
Обход скального пояса

На следующей веревке нужно было подняться через небольшой скальный пояс или облезть его слева. Сначала я попытался пройти напрямик. Склон вставал, а еще хуже - куда-то исчез лед. Снежная каша не держит, проваливаешься под корку и уезжаешь вниз. Ну что ж, если дотянуться до скал и поставить вон в ту очевидную трещину френд, то будет страховка. Очень осторожно подбираюсь под скалы, вытягиваюсь и втыкаю долгожданный френд. Проверка - вылетает вместе с куском трещины. "Всё живое", - был такой роман у Клиффорда Саймака. Но вроде там не про горы, а про инопланетян, решивших поставить опыт над жителями небольшого городка. "Хорош на нас лед валить!" - сигналят снизу. Аккуратно приспускаюсь и, стараясь не съехать на таком эфемерном снегу, обхожу скалы. Еще десять метров - и вот нашлепка долгожданного льда. Yo! Есть бур, дальше вроде все просто. Тем не менее, следующая веревка оказалась самой возбуждающей. Преодоление карниза. Рыхлый снег с корочкой и немного нависания. Было заметно, как Алексей настраивал себя, тщательно развешивал снаряжение, чтобы в трудный момент всё было под рукой. Карниз не стремился к установлению устойчивых отношений: ни ледоруб, ни пикет в нем никак не задерживались. Вертикаль отбрасывала назад. Получилось пройти довольно странным способом: пробить руками снег, потом обхватить его руками. Так в обнимку, равномерно распределяя нагрузку, можно было поднять ноги, встать, потом обхватить карниз повыше. И всё это быстро-быстро, пока не поехал. Никаких ледорубов, снеголазание в самых тонких его формах. Равновесие, дыхание и пара древнетибетских заклинаний. После карниза мы снова оказались на широком снежном гребне. Полчаса подъема - и вот уже видно противоположную сторону, вершина! Большое фирновое плато, пик Коммунизма в облаках и далеко-далеко, за поворотом ледника - поляна Сулоева, памирский филиал рая.

На вершине. Внизу ледник Турамыс
На вершине. Внизу ледник Турамыс

Находим тур и записку Рыкалова, пишем свою и скорее назад! GPS показывает 5808м, это слишком сильно отличается от высоты вершины 6008 м, присутствующей во всех современных отчетах. GPS если и врет, то метров на 50 (при минимальном значении "accuracy", показываемой прибором). Решаем не спускаться по пути подъема, а сдюльферять на сдвоенной веревке прямо вниз со скал, которые мы весь день обходили. Внизу в мульде виднеются наши палатки. Веревку обвели вокруг широкого выступа, её почти хватило до низу (60м). Последние 5-7 метров надо было аккуратно пролезть по несложным скалам. Последним спускался Алексей. Не избежав застревания веревки при сдергивании, он вернулся обратно, смаркировал веревку и аккуратно спустился вниз по оказавшимся несложными скалам. Вероятно, что этот путь предпочтителен и при подъеме. Утром собрали лагерь в мульде и к обеду спустились на седловину перевала Шапак. Во многих местах пришлось дюльферять. Нервная система с утра еще не разогрелась, порог чувствительности был довольно низким, и спускаться без веревки было немного страшно.

Вечер на пер. Шапак, вид на восток. Вдали - пик Е.Корженевской
Вечер на пер. Шапак, вид на восток. Вдали - пик Е.Корженевской

Итого: восхождение на пик Крупской, 6008м, по северо-западному гребню с перевала Шапак. Категория сложности 4А оценочно. На подъеме повесили 10 веревок перил, для спуска на перевал понадобилось 7 дюльферов, из них 2 на 60 метров, т.е. на сдвоенной веревке. Необходимое снаряжение: 6 ледобуров и минимальный набор скального железа (3-5 закладок или френдов средних размеров). Дюльфера закрепляли на ледобурных самосбросах или закладывали веревку вокруг подходящих скальных выступов.

Следующим пунктом был спуск с перевала на ледник Шапак. Склон был очень крутой и не просматривался вплоть до черных осыпных выносов в самом низу. Спускаться прямо вниз - точно всех поубивает. Хотя вот правее есть белая полоса, похоже, что туда камни не сыпят. Судя по записке Соколовского и отчету В. Юдина, они не спускались прямо с седловины, а набирали несколько сот метров, траверсируя плечо пика Бырс и уже оттуда по более-менее чистому и не крутому леднику спускались вниз. Но, может быть, они делали это, чтобы сходить на пик Бырс и получить акклиматизацию? Не понятно. Решаем дюльферять в белую полосу. Кажется, что это будет проще и быстрее, чем тащить чувалы вокруг Бырса. Чтобы минимизировать опасности, спускаться будем с утра, а сейчас - полудневка.

Спуск с перевала Шапак на восток
Спуск с перевала Шапак на восток. Синия линия - пройденный вариант, зеленая - общепринятый спуск

Свободное время проходит в маленьких бытовых заботах: разобрать продукты, подремонтировать бахилы, подлечить разбитые при вчерашнем ледолазании руки. Утром встали пораньше, закрепили на ледобурах дюльфер - и вниз. Очень круто, лед градусов 80, как же тут подниматься? Первый самосброс не сработал. Тянем веревку изо всех сил, и так, и сяк, и волны пускаем, и спиральность - ничего не помогает. Надо жумарить наверх и переделать самосброс. Саша вызывается идти. Для безопасности даем ему буров для промежуточных точек, страхуем второй веревкой. С узкого скального пояса сдернуло несколько камней. Все увернулись, кроме одного касательного удара "тортом" по каске. Саше тоже довелось понервничать. Оказалось, что бур, на котором он висел, не вышел изо льда всего на 3 сантиметра. Теперь самосброс выкрутился нормально, следующий - тоже, и после третьего дюльфера мы с Алексеем оказались на станции немного левее спускового кулуара. Хотели уйти в сторону из-под вероятного обстрела. Не знаю, что произошло наверху, но сначала мимо пролетела перчатка, потом страховочная петля, и после Алексей получил куском ледового конгломерата прямо в лицо. Всё это произошло очень быстро.

Первый дюльфер с перевала Шапак

Кровь, ссадины, больно, но вроде ничего не сломано. Леша медленно приходит в себя. Надо бы поскорей отсюда убираться. Еще 2 дюльфера по 60-ти градусному склону - и Алексей выезжает на верхний край здоровенного берга. Метров десять веревка просто болтается в воздухе. Увидел своих далеко внизу и скорей туда, пока не развернуло вверх ногами. Верхняя обвязка были затянута не до конца, и вес рюкзака сразу давал о себе знать. Зато дальше уже можно спускаться пешком. Но опять - не можем сдернуть самосброс. Пристегиваешься к веревке жумаром и нагружаешь всем свом весом. Не помогает. Пристегиваемся впятером и одновременно тянем на раз-два-три. Дедка за репку? никакого эффекта. Кто-то предлагает подождать, а вдруг ледобур немного вытает на солнце, потом дернуть опять. Странная мысль. Решаем подождать час - пообедать. После обеда дергаем еще раз - ничего нового. Если пятеро человек не смогли сдернуть ледобур, значит, он засел всерьез. Саша опять вызывается жумарить наверх. Страхуем его второй веревкой, даем буров для промежутков - и вперед!

Бергшрунд
Бергшрунд

Вернувшись, он приносит сувенир - согнутый под девяносто градусов стальной ледобур. Бур вышел наполовину, но потом веревки переплелись так, что бур перестал крутиться. И тогда мы начали его тянуть, создав the proud symbol of human commitment. Хотя лучше бы мы умели как следует ставить самосбросы. Два перехода в связках - и трещин становится намного больше, ледник опускается вниз. Распутываем лабиринт, придерживаясь центра. Через полтора перехода выходим на ровную поверхность ледника под склонами пика Крупской. Налево - к Фортамбеку, направо - на Турамыс. Повод задуматься. Останавливаемся здесь на ночь. Ставим палатки, разбираем вещи и постепенно приходим в себя после столь напряженного дня. Сказки сказками, но слишком уж много приключений было в последние дни. На Шинибини, на Крупской, да и сейчас на спуске - просто фонтан. Видно, что у многих участников, да и у руководителя недостает опыта для такого большого мероприятия. Движемся медленно, технически подготовлены не лучшим образом. Несколько дней потеряны на подходах. Конечно, учимся мы сейчас очень быстро, и с каждым днем идём всё лучше, но как бы не исчерпать оставшийся запас везения и не влететь в конкретную задницу на Корженеве. В играх с вероятностью частичных поражений не бывает. Решение вызревало постепенно, но сейчас было самое время отказаться от Корженевской по м-ту Угарова и уйти на классику. До Угарова мы пока не доросли, лучше пойдем посмотрим на поляну Сулоева, наберемся сил на траве.


Touring: пер. Турамыс-2 - поляна Сулоева - лед. Фортамбек - лед. Вальтера, 4 дня

Вид на ЮЗ из долины ледника Шапак
Вид на ЮЗ из долины ледника Шапак. Стрелки, слева направо: к перевалу Сулоева, к перевалу Турамыс-3, перевал Турамыс-2. Крайняя вершина справа - пик Крупской

Перевал Турамыс-2 - самый простой способ перевалить из верховий ледника Шапак в верховья Фортамбека. Подъем представляет собой некрутой снежно-ледовый склон, за сто метров до выхода на гребень пересеченный бергшрундом с перепадом высот в 5-7 метров. Седловина перевала неглубока и правее ее берг пропадает, зато склон становится круче и требует перил.

Подъем на пер. Турамыс-2
Подъем на пер. Турамыс-2

За два с половиной часа легко поднимаемся под берг, ищем место для его преодоления. Народ настойчиво предлагает лезть прямо под седловиной, Саша бьет себя в грудь ледорубами и рвется в бой. Руководитель соглашается, все-таки ещё утро, времени хватает, да и перевал недалеко. Пусть человек получит немного опыта, пройдя наверх не самым простым путем. Организовывается страховка, зрители с попкорном и сухофруктами усаживаются на безопасном расстоянии, и шоу начинается? Вертикально-нависающая стенка берга оказывается совсем не ледовой. Перемерзшая снежная крупа, прослоенная тонкими ледовыми пластинами. Бур не закрутить, кошку не поставить, ледоруб прорезает этот пирог и клювом, и лопаткой, и даже воткнутый по голову в снег. Кое-как держат только пикеты. Воткнуть пикет повыше, закрепить на нем петлю со стременем, вставить в стремя ногу, привстать на этой ноге, воткнуть второй пикет еще выше - получается снежное и.т.о.-лазание. Несколько срывов, потом Саша почувствовал, где искать снег поплотнее, сталь копать вертикальный ход и постепенно, с шутками да прибаутками за полтора часа вылез наверх.

Вы смотрели "Touching the void"? Обязательно посмотрите, и вы поймете ощущения человека, находящегося в трещине на 30м ниже ее края, стоящего на снежном мосту над черной дырой. При спуске обычно смотришь вниз в поисках места, где приземлиться, но при подъеме я глянул наверх и ужаснулся: веревка шла через ледовые карнизы с огромными сосульками. Если я неаккуратно нагружу веревку, и она перепилит хоть один карнизик, то несколько тонн сосулек утрамбуют меня вместе со спасенным Гривелем. Стараясь не издать ни звука, чтобы не спровоцировать сосульки, я медленно и без резких движений поднимался на жумарах, болтаясь в нескольких метрах от стенок. Несколько сосуль всё же решили потрепать нервы и пролетели мимо меня. Звук от их падения еще долго раздавался из черноты внизу. Вы можете представить моё счастье, когда я вылез оттуда. Хотя внизу было тихо и не дуло, а наверху играл ветер, шёл снег и иногда даже гремел гром, я предпочел второе.
Взятие бергшрунда
Взятие бергшрунда

От берга до перевала сто метров 50-тиградусного снежного склона. Корочка, а под ней порошок. Месишь его на месте и съезжаешь назад. Саша выкопал яму, как следует в ней уселся и принял меня. Похоже, что другую страховку здесь организовать невозможно. Пикеты вылетают, даже если их сдвоить, держать срывы, наверное, будет только закопанный в снег рюкзак. Но этот рюкзак надо через нависание сюда ещё вытащить. Чувствуется, что на перевале Турамыс-2 будет приключение что надо, по уже привычному сценарию. Несколько неожиданно Саша роняет непристегнутый ледоруб, тот съезжает по склону и улетает прямо в берг. Потом уже я роняю лопату, и она тоже улетает в берг. Чёрт! Надо спускаться отсюда и идти на перевал как все нормальные люди. Достаточно приключений! Внизу организовали спасы ледоруба. Даже если бы уронили не Гривель, а ВЦСПС, то всё равно - запасных ледорубов у нас нет. Как идти без него дальше - и думать не хочется. Алексею пришлось дюльферять в берг на 30 метров, пока он не обнаружил свой инструмент, лежащий на ледовой полке. Трещина продолжала уходить вниз, наверное, до центра Земли, там было очень темно и страшно, и мы решили не спускаться дальше, чтобы найти лопату.
В сотне метров западнее седловины берг изгибался, уходя вверх и, похоже, становился проще. Можно было подняться по снежному склону, и попробовать обойти его. Веревка перил, и видно, что через трещину можно перелезть, она становится вертикальной, шириной около метра, после чего предстоит прямолинейный подъем по снежному склону.

Обход бергшрунда на перевале Турамыс-2

Этот метр оказался очень широким. Особенно с рюкзаком в 35кг. Одной ногой перешагнул, но куда поставить вторую? Похоже, с той стороны лед, это хорошо. Вдохнуть, вбить оба молотка подальше и посильнее - и маятником на тот берег. Идти по льду легко и приятно. Только лед быстро закончился. Опять снежная корка, а под ней каша. Как ни трамбуй - все равно топчешься на месте, съезжаешь вниз. Пришлось снять рюкзак и подниматься налегке. Быстро и аккуратно, пока не провалился, на цыпочках. Полоска льда - туда бур. Единственная страховка, в которую здесь можно верить. Еще 20 метров по снегу, веревка вся. Как следует трамбую площадку, загоняю туда пикет и ледоруб, блокирую их и становлюсь сверху, чтобы не думали вылетать. Всё, можно звать гостей.

Прошел час. За перегибом ничего не видно, но веревка вроде дергается. С места не сойти, надо держать станцию. Облака закрывают солнце, идет снег: хмуро и пасмурно. Через 2-3 часа будет уже темно. Видно, что первым поднимается Дима. Висит на жумаре, месит ногами снежную кашу. Нет, он делает траншею со ступенями. Траншея получается глубиной по пояс. Через полчаса подходит поближе. Вслух материт снег, бергшрунд, рюкзак, Памир - всё подряд. Сменяемся на станции, я иду разведать, что дальше. Еще одна веревка перил - и склон становится пологим, выход на гребень. Как же закрепить перила? Ледоруб и пикет заняты. Складываю лыжную палку, середину оборачиваю длинной петлей и закапываю горизонтально на полметра в снег. Трамбую, на поверхности остается только конец петли. Дергаю несколько раз, всё сильнее и сильнее - держит! Так страхуют гринго в Перу, деревянными палками.

Пики Москвы и 30-летия СССР
Пики Москвы и 30-летия СССР

Через некоторое время, уже в сумерках, все собираемся на гребне. Полнолуние и пик Коммунизма. Седловина перевала прямо под нами, в одном коротком дюльфере. Спускаемся и ставим лагерь. Широкая ровная площадка. На стыке снега и скал замерзшая лужа с водой. Дежурные находят в луже смятый антикварный вибрам. Хороший бы из него вышел суп!

Утром безоблачное небо, отличная погода. Везде солнце, только у нас на седловине пока мороз. Возможно, уже сегодня будем на поляне Сулоева. Нашли тур и записку, в 1992 году здесь проходила группа из Барнаула под рук. А. А. Торощина. В 89-м году он был участником похода с траверсом двух семитысячников.

Спуск с перевала начинается по осыпному кулуару немного западнее седловины. Вначале идем пешком, но вскоре решаем повесить веревку, уж больно тут круто. Для первого дюльфера нашли хорошую петлю из десятки (выдержка - 14 лет!), для второго - крутим два бура на краю длинного снежного языка. Дальше уже можно спускаться без помощи веревки. По снежнику время от времени пролетают камни, поэтому избегаем его, идем по осыпи.

Спуск с перевала Турамыс-2 на юг
Спуск с перевала Турамыс-2 на юг

Живая осыпь не дает расслабиться. Внизу она становится пологой, но, тем не менее, мы спускались до ледника Турамыс около трех часов. Чувствуется близость дневки - организм не хочет работать. Пару раз спотыкаюсь и со всего маху, мешком падаю на камни. Надо взять себя в руки.

Сначала идем по моренному карману, потом он исчезает и мы спускаемся в рантклюфт. Вскоре и рантклюфт становится труднопроходим. Выходим на гладкий и ровный ледник. Идем левее от центра. Напротив ледопада из-под пика Сулоева рельеф усложняется. Повсюду трещины, надо искать проходы. Зато ледник открытый и не надо связываться. Так проходит несколько часов, ледник поворачивает на юг и становится полноценным ледопадом. При первой же возможности выходим в рантклюфт левого борта. Над нами зелёная терраса, мы целились примерно на её начало. Через некоторое время можно вылезти наверх, что мы и делаем, спуская кучи камней и облака пыли. На террасе, точнее это карман, очень мило: течёт ручей, растут трава и эдельвейсы. Последний раз мы видели зелень 9 дней назад. Все очень расчувствовались, а своевременный обед только добавил эмоций. Уходить оттуда совсем не хотелось.

Kommunisten Gipfel
Kommunisten Gipfel

Спускаемся по карману, выходим на широкие ровные площадки, хоть в футбол играй. По пути пересекаем несколько подозрительных селевых выносов. В конце площадок надо перевалить через небольшой отрог, чтобы попасть в другой карман, где и расположена поляна Сулоева. Кони почувствовали запах воды, хочется идти как можно быстрее, не останавливаясь на отдых.

Озеро в кармане полностью высохло, земля вся в трещинах, следов нет. Идем вдоль сухого русла, это проще всего. Справа по ходу появляется тропа. Несколько длинных участков, очередной перегиб, а за ним - большое ровное пространство поляны Сулоева и домики внизу. Вид посильнее Мачу Пикчу и Петры! Самое время присесть и задуматься. А заодно и рассказать Саше старинный анекдот про старого и молодого быков. "Мы медленно спустимся вниз и возьмем всё стадо".

Дневка на поляне Сулоева. На запад - ребро Буревестника

Бросили рюкзаки на полянке у наиболее прозрачного ручья и пошли исследовать останки могущественной цивилизации, так быстро и загадочно исчезнувшей с карты мира, но всё ещё живущей в умах некоторых людей. Обошли все домики, но ни в одном из них нельзя было жить: нужно радикально чистить и прибираться. Повсюду навалены кучи посуды и инструмента. Катя нашла себе хорошую алюминиевую тарелку взамен треснувшей пластиковой. Возможно, когда-то из нее ел Кустовский. Или Тамм. Или даже сам Абалаков.

В медпункте стояли весы. Взвесились, но с чем сравнить? По виду пока не похудели. Принесли в лагерь скамью и пару табуреток, а также пятикилограммовую гирю, снежную пилу и напильник. В хорошем хозяйстве - всё сгниет. Еды и консервов нигде нет. Вот только на камне аппетитно лежит кучка больших черных сухарей. Хм, сколько им лет, пусть лежат дальше.

На дневке просыпались кто как мог. Погода ясная и солнечная. Впереди куча дел: мыться, лечиться, сушить вещи, зашить одежду и бахилы, продумать как идти дальше, передерибанить продукты, поискать чего полезного в домиках и т. д. и т. п. Так день и прошел. Столетние сухари не выдержали пристальных взглядов и были успешно съедены. Сначала кто-то смелый попробовал, а потом и остальные быстро сообразили, что сейчас не время щелкать клювом. Только под вечер удалось сходить в дальнюю часть поляны, к могиле Сулоева и памятному камню, почитать таблички.

Дерибасовская, 12
Дерибасовская, 12

Посреди разных дел устраиваем совещание. Обсуждаем, не стоит ли пойти сейчас на Коммунизм по взрослому, по ребру Буревестника и после восхождения уйти домой? Или всё же пойдём на обе вершины по классике? Оба варианта занимали одинаковое время, но Коммунизм всё же был рискованней из-за небольшого недостатка акклиматизации. Победила попса и потребительское отношение, тяга к количеству: идём в МАЛ, а 2 горы всё же лучше, чем одна. На следующий день собираемся и уходим. Из дальнего конца поляны по травянистым террасам и моренным карманам двигаемся вниз вдоль ледника Фортамбек. Идется нелегко: слишком много всего съели на дневке. Примерно через переход приходится спуститься в рантклюфт. Там хоть и грязно, но идти можно. Чем ниже спускаемся, тем более разломанным становится ледник. По сравнению с ним, наш рантклюфт - просто прямая асфальтовая дорога. Еще двадцать лед назад Фортамбек был плоский как стол, такой как нынешний ледник Безенги.

Ледник Фортамбек. Стрелка - лед. Вальтера
Ледник Фортамбек. Стрелка - лед. Вальтера

Особые проблемы при движении по рантклюфту представляют камни, вытаивающие из сераков, а также впадение в ледник рек и ручейков. Как правило, эти речки сопровождаются селевыми выносами и затекают под ледник так, что становится не по себе. Поскользнулся и уехал в недра. Приходиться вылазить из ранклюфта и делать большой крюк по верху или по леднику, второе заметно сложнее. К середине дня мы поравнялись с устьем ледника Вальтера. В его верховьях находится поляна Москвина. Теперь надо переправиться через ледник Фортамбек. Целимся немного правее большой конгломератной башни в устье долины Вальтера. В 2004 году группа П. Рыкалова потратила 3 часа на разведку переправы, в результате им пришлось заночевать посреди ледника и перейти его только на следующий день. Мы, преследуя свою удачу, доходим почти до противоположного берега, и уже видно, где можно выйти из рантклюфта наверх, но вдруг упираемся в зону широких и неудобных трещин. Проход найти невозможно. Решаем устроить обед, а пока налегке сходить на разведку. Саша находит проход, впрочем, непростой, мы надеваем кошки и через некоторое время подходим вплотную к берегу. Пешком спуститься не удается, вешаем короткий дюльфер. Переваливаем через морену - и прямо под башней открывается идеально ровная поляна, местами поросшая травой. Видны следы людей, например, большой красный газовый баллон, наполовину закопанный в землю. Нет, его никто не закапывал, это он так быстро погружается в историю. Оставляем в небольшой заброске кое-какие лишние вещи. Мы зайдем сюда на обратном пути, когда через пер. Курайшапак будем выбираться в цивилизацию. Еды не оставляем, т.к. на последние дни похода ничего не предусмотрено: ещё при планировании мы решили выходить голодными, только на воде. Таким образом, удалось сэкономить 2 кг веса.

Спуск с ледника
Спуск с ледника

Поднимаемся выше. Перед нами ревет поток, вытекающий из ледника Вальтера. Переправляться через него опасно, да и незачем. По сравнению с описаниями прошлых лет все памирские реки стали заметно больше. Вдоль берега идет покрытая камнями терраса, она плавно переходит в рантклюфт. Так и идем. Пасмурно. Чувствуется, что скоро пойдет дождь, впервые за все эти дни. За два перехода от Фортамбека доходим до ровной поверхности ледника Вальтера. Вылезаем из рантклюфта. Ледника не видно, все покрыто многометровым слоем темно-серой спрессованной мелкодисперсной пыли. Такого мы еще не видели. Если не наступать рядом с разломами, то идти несложно. Капает слабый дождик. Хорошо бы напомнить руководителю, что на Памире дождей не бывает. Ну, так ведь статистически - это правда! Через час дождик и заканчивается. Следующий будет только через две недели. Переходим ледник, идем по гребню правобережной морены. Вечереет, надо искать воду и место для лагеря. Вот и оно - среди нагромождений камней видно правильной формы озеро с очень прозрачной водой. В ней отражаются облака и склоны окрестных гор. Настоящее "Morske oko". В сотне метров от озера находим ровное место, там на песке и ставим палатки.


Высота: лед. Вальтера - р/в пик Е.Корженевской - МАЛ - р/в пик Коммунизма, 11 дней

"Альпинизм умер"
Р. Месснер

Утром от вчерашней непогоды ничего не осталось. Ясное безоблачное небо. Ещё с вечера подготовили, что оставить в заброске. Еды наверх берем только на 6 дней. Вышли и через полперехода обнаружили тропу и турики, по ним идем еще около часа. Тропа петляет между гребнем морены и карманом. Потом она пропадает, и мы привычно спускаемся в грязный, но такой родной рантклюфт. Рядом течет ледник Москвина, мы поднялись выше его слияния с ледником Вальтера, и вскоре рядом должна быть тропа из МАЛа на Корженевскую, как бы её не проскочить. Через полперехода пересекаем кучу следов, вот и тропа. Тщательно прячем заброску в камнях на склоне, отдыхаем. Видно людей, заблудившихся на леднике, показываем им дорогу.

пик Корженевской, маршрут Цейтлина
Пик Корженевской, маршрут Цейтлина

Так и не зайдя в МАЛ, с легкими рюкзаками выходим наверх и по тропе к обеду доходим до лагеря 5100м. Классический маршрут на пик Корженевской (по ребру Цейтлина) описан подробно и не один раз (см. отчеты П. Рыкалова и Г.Сальникова). В этом году ничего не изменилось, так что нет смысла повторять уже известные описания. На подходах к лагерю 5100 на камнях видны остатки чей-то заброски, развороченной птицами. Дальше опять продолжают встречаться бесхозные продукты. После площадок 5100 пропускаем выход на ледник и по старой тропе запираемся в ледовые сбросы, над которыми на скале висит кусок старой веревки. Мимо. Устраиваем разведку и вскоре находим правильный путь. Для короткого участка льда надеваем кошки. Вскоре выходим на морену лагеря 5300. Там стоит несколько палаток. Из самой верхней приходит гид, это Ханиф. Он хорошо знает Алексея Докукина, с которым я в 2003-м году ходил на Мак-Кинли. Потом подошел Леша, молодой гид из Алматы, помощник Ханифа, и как оказалось - знакомый Димы. Когда-то Дима кормил его и товарищей в горах под Алма-Атой. Теперь Леша кормит нас на Памире. Так возвращается посеянное добро.

Брокенский призрак
Брокенский призрак

На следующий день вышли пораньше, чтобы не попасть в возможный камнепад перед выходом на ребро. Через два перехода были в лагере 5800, примостившемся в нише под огромной скальной стеной. Далее пошли многие веревки траверса. Если раньше мы старались нигде не пользоваться перилами, идти самостоятельно, то тут без них уже не обойтись. По этому ледовому склону трудно двигаться даже в кошках. Если бы перил не было, то гораздо легче не подниматься в лагерь 5800 и потом долго траверсировать, а сразу по леднику по диагонали (вправо) выйти на нижнюю часть ребра Цейтлина. На спуске было бы ещё удобней: дюльферяй прямо вниз. А по перилам мы только к обеду вышли на ребро, пропуская спускающиеся группы. Пугающая, но несложная скальная стенка, затем долгий подъем по снежному гребню, и вот площадка лагеря 6300. Палатка гидов, ещё две другие - и больше никого. Видно сезон подходит к концу. Погода пасмурная, вокруг двигаются облака, идет снег, но все-таки кажется, что это локальные климатические особенности, и к утру всё рассосётся. С вечера собираемся, спим и, позавтракав, в 6 утра выходим на штурм. Идти не так далеко, но хорошо бы вернуться пораньше, чтобы не ждать, пока размякнет снег и наступит время Подлипа.

Найти человека
Найти человека

Идем в темноте, светим фонариками, следов почти не видно: вчера насыпало сантиметров 20 снега. Светает. Гребень очень красив, эти места не раз встречались на фотографиях, кто-то скажет - "общёлканные". Обычным темпом проходим оба "верблюда", немного тормозим на обледенелом лбу после них, дальше уже вовсю светит солнце, снег по колено, идти становится интереснее. Видна скальная балда вершины. Обходим её справа, вплоть до выхода на гребень. Там поворачиваем и по гребню выходим наверх. Ура! Отдыхаем, потом традиционная фотосессия. Окрестных гор не видно, всё затянуло облаками. Высота практически не чувствуется, даже у тех, кто раньше не поднимался выше Эльбруса. Ни черноты в глазах (если идти в долг), ни общей слабости. Идешь и идешь, 50, 100 шагов без передыха - нормально. Получается, что "трудовая" походная акклиматизация намного сильнее перестраивает организм, чем обычные хождения вверх-вниз из базового лагеря. Конечно, мы уже не первую неделю в горах, да и ходили на пик Крупской, но так легко я на 7000 еще не заходил. Рецепт от головной боли выходит простой: возьмите рюкзак, загрузите его килограмм на 30, стартуйте из самого низа и хотя бы дня 3-4 добирайтесь под гору своим ходом. А там все как обычно: вверх - вниз. В первые дни будет тяжело, но зато потом проблем будет во много раз меньше.

Как все было на самом деле
Как все было на самом деле
Оргия патриотизма
"Оргия патриотизма"

За 5 часов поднялись, за 2.5 спустились. Подлипа внизу было предостаточно, и даже антиподлипы помогали слабо. К двум часам дня уже были внизу. Решили спускаться завтра, чтобы еще раз поспать на 6300, сделать акклиматизационный запас для Коммунизма. Снизу подошел Ханиф с персидским клиентом, завтра они должны идти наверх. "Не смог отговорить, ну очень целеустремленный клиент попался". Ханиф знает, как жить в горах. У него большая удобная палатка, всегда есть сигареты и выпивка, не говоря уж о еде. Снизу подошла большая группа горных туристов из Прибалтики (рук. Шарунас Зигмунтас). Они прошли хороший маршрут, начавшийся в Ванчской долине, и через несколько дней улетали из МАЛа в цивилизацию, а сейчас были полны впечатлениями от прохождения перевала Мушкетова в столь нетипичных для памирского сезона условиях. Снег-порошок, примерно как у нас на Турамысе, только повыше и посерьезнее.

Ребро Цейтлина и пик Коммунизма

Утром пришлось встать пораньше, чтобы успеть пройти траверс к лагерю 5800 до того, как склоны над ним осветит солнце, и посыпятся камни (примерно с 11 утра). Было ясно, открывались невероятно красивые виды на окрестные долины, ледники и вершины. За несколько часов спускаемся до лагеря 5300, а там и до Москвина рукой подать. По пути несколько раз останавливаемся подождать Сергея Панова, главного российского МКК-шника, вчера он тоже сходил на вершину, а сейчас в одиночестве спускался вниз. По пути разговорились. Чемпионский поход будущего, по его мнению, на Памире должен выглядеть так: горная шестерка с восхождением на семитысячник и последующим сплавом по реке 6 к.с. Например в Поймазаре начинать, троечными перевалами подойти под Коммунизма, сходить туда, потом выйти на ледник Федченко, спуститься к Муксу и сплавиться по ней. Хотелось добавить - и все барахло, включая катамаран, с самого начала нести на себе. Вот это было бы сильно! Но потом пришла мысль, что даже на поход попроще, с забросками, будет очень трудно найти участников. Ведь такую сложную реку как Муксу, пока прошло меньше людей, чем побывало в космосе. После обеда все собрались в рантклюфте ледника Москвина, разобрали заброску и, ориентируясь по вешкам, перешли на ту сторону в МАЛ. Палатки поставили на дальнем краю поляны, возле памятника Николаю Волкову. Думали, что так никому не захочется прийти и потребовать за что-нибудь заплатить. В лагере тепло, но все ходят в пуховках, такой тут "национальный костюм". На вечер Дима заказал в столовой ужин. Он был очень доволен восхождением на Корженевскую и решил устроить нам праздник. Праздник удался, кормят в столовой просто здорово, т.к. платить надо один раз в начале, а еду носят до упора, пока не скажешь "Хватит!". Ещё никогда мы не были так близки к гибели. Медленной и мучительной гибели от разрыва желудков. Уж лучше камнем в рожу.

Трудный вечер нелегкого дня. Памятник Николаю Волкову в МАЛ

Чтобы спасти группу от неминуемого ужина в столовой на следующий день, руководитель решил, что вечером мы уйдем на "вертолетку" (ровные площадки у ледника Вальтера в двух переходах выше поляны Москвина). Дневка прошла в обычных заботах, заодно поговорили с отцами лагеря и спасслужбы, узнали прогноз погоды и оставили лишние вещи. В лагере было много интересных людей, например Леонид Директор и Андрей Пучинин. Как заметил Дима, мы были группой-призраком. Узнав историю беззабросочного похода, нас стали уважать, хотя, похоже, что это уважение на 80% было жалостью ("ах, несчастные, что же вы так себя мучаете"). Все начали нести продукты, и об автономности похода пришлось забыть окончательно. Сергей Панов принес целый ящик продуктов, неиспользованную заброску туристов из Москвы. Трудно было сдержаться при таком изобилии. У Саши с Димой открылась яма желудка. Надо было скорей отсюда валить, спасаться. К четырем часам, наконец, собрались и ушли наверх. Взяли с собой еды на 8 дней. Два перехода по хорошей тропе в моренном кармане - и мы на вертолетке. Места ровные, есть вода. Но что-то тут слишком уж холодно, скорее бы поужинать и спрятаться в спальник. Утром опять очень холодно, ветер. "Гнилой угол", - резюмирует Алексей. Собираемся, по вешкам переходим ледник, трещин практически нет. Дальше идет подъем на снежную подушку. В конце подушки навалено много ледовых глыб, сразу видно, где тут сыпет и лучше не задерживаться. В этом сезоне ледовые обвалы случались уже несколько раз; однажды это произошло как раз между двумя проходящими группами. Никто не пострадал, но впечатлений было много.

Подушка
Подушка

После подушки тропа выходит на скалы ребра Бородкина, идем по ним до конца и далее поднимаемся прямо вверх на крутой снежно-ледовый лоб. Чувствуется необходимость в перилах. Надо лбом просторные площадки, лагерь 5300. Идем дальше, тропа петляет, обходит и взбирается на снежные бугры. Через полтора часа жумаривания выходим на более-менее ровное место, "площадки 5600". Обедаем. Следующее удобное место - "площадки 5800". Видно, что там уже стоит палатка, а снизу подходит большая группа людей. Судя по описанию (места для двух палаток), расположиться на 5800 будет трудно, решаем ночевать здесь, на 5600. Идется хорошо, и такими темпами завтра без проблем подойдем под пик Душанбе. Оставшееся время по очереди читаем "Книгу для тех, кто не любит читать", пытаемся накормить Катю оливковым маслом (найденным на Корженевской). Катя - сторонник традиционной пищи, упорно отказывается от столь калорийной добавки.

Между 5300 и 5600
Между 5300 и 5600

Ближе к вечеру Алексею становится плохо, он отказывается от ужина. Ночью несколько приступов рвоты. Долгожданный привет из МАЛа, ответ на резкое изменение пищевого режима. К утру состояние нормализовалось, но руководитель решает никуда не идти, но дать Алексею возможность восстановиться на этой, относительно небольшой высоте. Иначе выше пика Душанбе он зайти не сможет. Спим до полудня, а там собираемся, чтобы отнести наверх заброску. Леша остается в лагере выздоравливать, остальным приходится идти, чтобы самим не заболеть, избежать застоя жидкости в организме. На такой высоте это чревато отеком. До верха ребра Бородкина (до "Грудей") доходим за два с половиной часа. Там выкапываем глубокую яму и прячем в неё мешок с заброской, отдыхаем и быстро спускаемся вниз. Алексей уже начал кушать, вроде все в порядке, завтра можно идти дальше. Днем мимо нашего лагеря гиды спускали больного на кислороде, у него предотечное состояние и обморожения. Оказывается, что один из гидов, земляк из Душанбе, Шамсутдин в обычной жизни - пилот гражданской авиации. Наверное, это исключение, ведь по большей части гиды - несчастные люди, которые тратят лучшее время года на вождение неподготовленных клиентов по давно проторенным маршрутам, вместо того, чтобы ходить куда им самим захочется. А после сезона не могут заняться ничем иным, кроме труда на стройке и т. п. грубой работы.

Маршрут подъема по ребру пика Душанбе

На следующий день легко поднимаемся на Груди и за один переход спускаемся к лагерю на Памирском Фирновом Плато. В этом году тропа идет прямо вниз через бергшрунд, а не обходит его длинным траверсом. Ещё через переход после лагеря, под склонами пика Душанбе, находим ровное место и останавливаемся, трамбуем площадки для палаток. По склонам Душанбе группа гидов волоком тащит клиента, заблудившегося в темноте на спуске с вершины и схватившего холодную. Он настолько обморозил ноги, что не может идти. Такова цена настойчивости. Пришлось положить его на коврик и после завернуть в спальник, чтобы было легче тянуть. Снизу подходит подмога, и вшестером его быстро доставили в лагерь на плато. Самое сложное теперь впереди: как поднять пострадавшего на Груди. 350 метров набора высоты. Вертолет на ПФП за всю историю садился только однажды, когда спасали Рэма Хохлова. День оказался несложным, без надрыва, и это важно - сохранить силы для работы на высоте. На юго-западе, за пиком Ленингад - дымка и непрерывная стена облаков. Вот это уже серьезно, именно с той стороны обычно приходят фронты и длительная непогода. Поговорив о прогнозе погоды с гидами на плато, приходим к соглашению, что от облаков ничего хорошего ожидать не стоит, но эта непогода кратковременна, на день-два, не больше. К утру облачный фронт достигает пика Коммунизма. Все небо белое, идет снег и дует ветер. Видимость - сто метров. Тропу на Душанбе занесло до неузнаваемости. Идем по памяти, вспоминая вчерашнюю картинку. Необходимо выйти на нижнюю оконечность скал и потом долго подниматься вдоль них. Скалы, это громко сказано: они такие же кучи камней, как и скалы Пастухова на Эльбрусе. Чем выше мы поднимаемся, тем легче идти: снег становится твердым фирном, но и ветер крепчает тоже. Саша выходит вперед и по редким перьям из спальника пострадавшего иранца разбирает, как вчера спускались гиды. Выходим к скалам, поднимаемся вдоль них. На 6500-6700 встречаются места для постановки палаток. Согласно описанию, немного не доходя до окончания скал, надо свернуть налево и по диагонали подниматься на ребро, соединяющее пики Душанбе и Коммунизма. Там, в одной из снежных мульд, можно ставить лагерь.

К скалам ребра Душанбе
К скалам ребра Душанбе

Поднявшись до 6900, не можем понять, где сворачивать, скалы все продолжаются и продолжаются. Пронизывающий ветер со снегом не дает присесть, видно не более чем на 20 метров. Тщательное рассмотрение фотографии показывает, что поворачивать надо от отдельной скальной проплешины, находящейся немного левее основной гряды. Похоже вот и она. Ничего не видно. Решаем рискнуть, сворачиваем в белое безмолвие. Дальше гребня Душанбе все равно уйти будет сложно. Поднимаемся по диагонали. Заходим под прикрытие большой снежной балды. Чувствуется, как стихает ветер, но снега сразу становится по колено. Похоже, тут уже шли до нас. И вдруг за перегибом видно темный силуэт палатки. Раздаются крики "Ура!", "Лагерь!" и просто нечленораздельные вопли. Весь подъем от скал занял не более десяти - пятнадцати минут. В лагере, в просторной снежной мульде, всего две палатки, в одной из них живет гид с клиентом. Гид подтверждает, что скорей всего погода наладится и прячется в палатку обратно. В этом лагере, на высоте 6950м, впервые дала себя почувствовать высота. Ночью трудно заснуть, спальник-сшивка становится каким-то маленьким и тесным, постоянно пинаемся, не можем найти устойчивого положения. Да ещё все решили напихать внутрь спальника побольше вещей, чтобы утром всё было сухое и теплое, чтобы не тратить энергию на согревание. Перчатки, носки, внутренники. Но может быть, это просто эгоизм: ведь зайдешь ли ты или нет, завтра будет зависеть только от тебя самого, насколько был готов, как хорошо отдохнул вечером. И эта верная, но все-таки нехорошая мысль потихоньку начинает влиять на поведение каждого. После, дома, становится стыдно за себя: за то, что кто-то сходил на вершину, а кто-то - из-за тебя не смог. Но там, на Душанбе, поступками управлял не разум, а скорее инстинкты.

Так выглядит рассвет в стратосфере

Ночью было не так холодно, точно выше ?20С. Проснулись в 6 утра: на дворе ветер гонит поземку, но небо чистое-чистое, над нами во всю мощь встает лопата Коммунизма, напротив, в гордом одиночестве стоит Корженева. Отбрасываем усталость бессонной ночи, скорее завтракаем и собираемся. Вперед, вперед! Берем пару рюкзаков с едой, газовой горелкой и самыми теплыми вещами. Заваливаем палатки, чтобы их не унесло ветром. Когда мы вышли, от синего неба уже ничего не осталось, всё затянуто облаками. Непрерывно дует ветер. Но все-таки терпимо, можно идти без намордников, есть резерв. Немного пройдя по гребню, Катя решает повернуть назад. Говорит, что мерзнет, и вообще не идется. Сильно не настаиваю, отпускаю с некоторым облегчением. Если на Корженевскую надо было зайти всем, то здесь уже нельзя тянуть человека выше его возможностей: устанет, потеряет над собой контроль, оступится где-нибудь на лопате, например, зацепится кошкой за ногу и улетит вниз. С другой стороны, перед тем как с утра делать выводы о самочувствии, надо дать пройти хотя бы час, чтобы разогнать жидкость, застоявшуюся в организме за ночь. Почти всегда состояние улучшается, слабость и апатия пропадают. Только если через час работы так и не становится лучше, надо задуматься, а стоит ли идти дальше.

На гребне Душанбе
На гребне Душанбе

По снежному гребню быстро подходим под скальный массив лопаты. Облака идут выше нас, и в чистой прослойке видно плато Правды и горы южнее Большого Барьера. Следы проходят выше бергшрунда, на краю скальной гряды делаем короткий привал, и выходим на фирновый склон лопаты. Куда идти - не видно, стараемся подниматься прямо вверх, держась на постоянном расстоянии от скал. Склон крутизной около 45 градусов, на передних зубьях двигаться неудобно, так что идем елочкой. Этот подъем продолжается около двух часов, время от времени останавливаемся, чтобы не потерять из виду отставших. Саша идет первым. Ближе к верху видно, что надо подойти под небольшую седловину на гребне, где прерываются скалы и можно подниматься только по снегу. Там - привал.

Траверс под Лопатой
Траверс под Лопатой

Очень холодно. Невозможно снять перчатки, чтобы содрать упаковку со сникерсов - руки сразу же коченеют. Мы предвидели подобную ситуацию, но не до конца. Чтобы не ломать зубы, разгрызая замерзшие батончики, специально брали их мелкий вариант, fun-size (20г). Его можно рассасывать во рту как конфету. Теперь видно, что еще в лагере надо было отчистить их от этикеток и хранить в пакете, готовыми к употреблению даже в перчатках. А пока что перекусываем сухофруктами. Гребень покрыт мягким свежим снегом, на восточной стороне - небольшой карниз. Аккуратно поднимаемся и через полчаса выходим на вершину. На ветру трепещет флаг спонсора, прибита табличка ВАЗ и выцарапано слово "ЗВЕРЬ". Приходиться бороться с холодом и фотографировать. Саша достает два своих коврика, желтый и голубой, получается такой романтичный патриотический снимок.

На вершине пика Коммунизма

Спускаемся обратно, в начале гребня легко поскользнуться и вылететь на скалы, свежий снег совсем не держит. По лопате спускаемся прямо вниз, постепенно заворачивая налево, к скалам. Подъемных следов на фирне не найти. К обеду приходим в лагерь. Кипятим чай, кушаем и собираемся, сегодня необходимо спуститься на ПФП. Спуск проходит быстро, на скальной гряде около 6700 обнаруживаем палатку гидов. Леха из Алма-Аты будет завтра закрывать сезон. Чтобы сохранить внутренники сухими для штурма, он натянул на ноги большие перчатки, а сверху надел мыльницы от пластиков. Так сюда и поднялся. Чего только не придумывают люди! Алексей Косяков из Калуги, после того как его пластики смыло ночью, вырезал себе валенки из коврика. Надев их на оставшиеся кроссовки, поверх всего привязал кошки и в такой обуви сходил на Корженевскую.

На гребне Коммунизма, спуск
На гребне Коммунизма, спуск

Желаем гидам хорошей погоды и уходим. За два часа спустились до нашего старого лагеря у подножия Душанбе и около пяти вечера были в лагере на плато. Само же восхождение заняло 4.5 часа на подъем и около 2-х на спуск. Всё так же облачно, вершин совсем не видно, идет снег. Ночью спать нормально, уже не тесно.

Подъем на Груди, видны палатки лагеря на ПФП
Подъем на Груди, видны палатки лагеря на ПФП

Теперь нам предстоит набрать 350 метров высоты на Груди. "Самое сложное в восхождении на Коммунизма по классике". Ещё с вечера настроились на это, чтобы избежать расслабленность и надрыв. Ночью насыпало 30 сантиметров снега, тропу местами не видно, но за два часа мы поднимаемся наверх. На ребре Бородкина насыпало еще больше, просто не понятно куда идти. Приходится связаться. Первый на длинном конце веревки по пояс в снегу разведывает путь. Чтобы избежать лавины, стараемся идти прямо вниз. В одном месте слишком ухожу в сторону, и вдруг впереди оседает снег, открывается длинная трещина шириной в метр. Чур! Поворачиваю обратно. Трудно не провалиться во все эти разломы, которые мы так легко переходили по мостам на пути вверх. С потерей высоты снега становится всё меньше, идем быстрее и к обеду доходим до ледника Вальтера. Новых обвалов на подушке не заметно. На вертолетке как обычно мерзко: дует ветер и летит мокрый снег, но ближе к поляне погода становится все лучше и лучше, приходится раздеться и идти в одной майке.

Спуск по ребру Бородкина
Спуск по ребру Бородкина

На Москвина уже не кого бояться, ставим палатки поближе к столовой. Завтра во второй половине дня пойдем вниз, а сейчас можно отдохнуть и расслабиться. Восхождения получились несложными, много ли ума надо, чтобы толкаться по перилам? Гораздо более сложным, интересным и насыщенным действием было восхождение на Крупскую и перевалы. Всё, больше так не ходить, чтобы не было никакой возможности слинять на классику, никаких Ханов и Гашербрумов. Всё это - пустая трата времени. В МАЛе - золотое время. Сезон был успешным, послезавтра - последний вертолет, лагерь постепенно сворачивается. Все портящиеся продукты будут выкинуты, от нас даже не берут денег. "Что бы вам еще дать, ребята?" - спрашивает Майя, заведующая столовой. Яблоки, виноград, арбуз, творог, печенье, вафли бесследно исчезают в ямах наших желудков. Катя с трудом успевает перехватывать кое-какие продукты на обратный путь. Нелегко сдерживаться, чтобы не съесть всё сразу. Ещё в прошлый раз в МАЛе мы познакомились с двумя спортсменами из Калуги, Алексеем Косяковым и Володей Петлицким. Помнится, тогда мы принесли стол, расстелили карту, разлили чай. Они ждали вертолета, чтобы вернуться в Душанбе и пройти горную шестерку в Фанских горах (другие участники уже были там). На семитысячники сходили успешно. На поляну Москвина шли пешком и без вертолетной заброски: вдоль Муксу и вверх по Фортамбеку. На это ушло 9 дней, из них 4 от устья реки с Фортамбека! Рассказ сопровождался фразами "в этом каньоне мы чуть не погибли", "здесь Леха спас мне жизнь" и т. д. Стало понятно, что идти вниз тем же маршрутом чревато большими приключениями, гораздо легче и безопаснее обойти многие препятствия через перевал Курайшапак (т.е. набрать полтора кило высоты и потом их сбросить). За перевалом тоже не стоило сразу спускаться к Муксу, а стоило опять перевалить через отрог, чтобы избежать каньона Хадырша. Ожидался очень непростой путь назад. Развивая тему побега из МАЛ, утром приходят чехи, с большой картой Памира, просят рассказать, как своим ходом добраться до цивилизации. Они решили сэкономить на вертолете (320$/чел в одну сторону) и выходить самостоятельно. Так и не удалось переубедить их, пришлось подробно рассказывать directions. Получилось около 8 страниц текста, и это была только теория, реальные знания ждали нас впереди.


Развязка: МАЛ - лед. Фортамбек - пер. Курайшапак - пер. Обходной - пер. Белькандоу - Девшар, 6 дней

Попрощавшись со всеми, днем незаметно уходим вниз. Захватили арбуз и кулек яблок, в котлы положили виноград. Решили спускаться напрямик по леднику Вальтера, начиная вдоль речки, которая вытекает из озера на поляне Москвина. Речка впадала в ледник, ледник был открыт и завален камнями. Всего за три перехода мы дошли до стоянок на берегу Фортамбека, где хранилась наша небольшая заброска. Решили, что завтра пойдем по рантклюфту знакомого нам левого берега. Там было гораздо меньше притоков, да и переправиться по знакомому рельефу было проще. С вечера стали искать пеший выход на тело ледника. В кошках, через хрупкие ледовые конструкции, но проход таки был найден.

В рантклюфт!
В рантклюфт!

Утром, всего за 45 минут пересекли Фортамбек, далее до обеда шли вниз по рантклюфту. Иногда немного выше его на склоне была узкая терраса, всего в несколько метров шириной. Это сильно ускоряло движение. Постоянно встречались следы медведя. Обычной проблемой было пересечение и обход притоков, приходилось лезть наверх, иногда метров на 50-100 и потом спускаться. Обход по телу ледника выглядел намного сложней. Вспоминалось, как раньше советовали сэкономить на оплате вертолета, набрать аклимухи и идти на Москвина пешком. Ближе к месту впадения притока с ледника Шапак рантклюфт стал хуже, постоянно надо было куда-то лезть, просачиваться между ледовыми глыбами и склоном, балансировать на узких ступенях, выбитых в конгломерате. В одном месте уперлись в целое озеро, метров 30 длиной. Обходя его вдоль ледника, в конце надо было прыгнуть. Я промахнулся, наступил на плавающий кусок льда и по пояс погрузился в воду. Рюкзак сухой, но из пластиков можно выливать воду. Хорошо, что были запасные внутренники. Через некоторое время, в другом месте, из ледника вытаял камень размером с человека и поехал вниз. Вроде обычное явление, надо просто быть внимательным. Сейчас Алексей тоже увидел камень, увернулся, но не до конца. Задело его рюкзак, и вместе с пассажиром припечатало к противоположной стене рантклюфта. Травм вроде нет, склон был мягкий, только шок. Ничего себе, такая глыба! Похоже, что мы расслабились, да и месяц похода дает о себе знать.

Ледник Фортамбек
Рантклюфт - друг туриста. Ледник Фортамбек, на ЗП долина лед. Корженевской (?725)

Обедали у небольшого ручья с чистой водой недалеко от устья реки с Шапака. Поворот на перевал Курайшапак находился на том берегу в нескольких километрах выше по течению. Река течет в небольшом каньоне, пробитом в конгломератных склонах, наверху - зеленые террасы. Ревущий поток переправе не подлежит, да и с нашего берега в каньон не спуститься. Решаем обойти реку по леднику. Надеваем кошки. На 150 метров по Фортамбеку уходит час. Местами приходится бить ступени для ног. Подняться на террасу на том берегу тоже очень непросто. Сначала думаем идти вдоль воды, но отступаем на крутых и неустойчивых конгломератных склонах. Возвращаемся к террасе: Саша находит удобное место, аккуратно вылазит наверх и бросает нам веревку. Наверху трава, кусты, деревья. Сильные запахи кружат голову. При этом никаких следов воды. Мучительно набираем высоту, слишком уж вымотались после отдыха в МАЛе. Пару раз встречаем турики, потом они пропадают. Через два перехода понимаем, что заблудились: слева обрыв, там течет большая река, впереди обрыв, там - ручеек, но стены метров по 50. Нам надо за него, на следующую террасу, там видно заросший травой склон - начало подъема на перевал. Видно мы пропустили спуск с террасы, тогда и исчезли турики. Приходиться идти на разведку, чтобы найти путь вниз. Съезжаем по 30-градусной осыпи. Как подойти к реке, пока непонятно. Темнеет. Прекращаем поиски, ночевать надо здесь, а не внизу в селевом кулуаре. Неудобно, но 100% безопасно. Где поставить палатки? Находим место только для маленькой, долго выравниваем площадку, выковыриваем камни. Диме с Сашей приходится спать на ковриках под открытым небом. Романтика! В двух метрах справа обрыв, слева колючие кусты и крутой осыпной кулуар. Воды немного, экономим её. Зато здесь очень тепло.

Место ночевки в долине лед. Шапак
Место ночевки в долине лед. Шапак

Утро вечера мудреней, дежурные спускаются по кулуару к ручью и набирают воды. Подняться назад им помогает веревка. После завтрака аккуратно спускаемся в кулуар уже всей группой. У ручья Катя задевает рюкзаком здоровенный камень, он вдруг оживает и в облаке пыли скатывается к реке. Катю сбивает с ног, она падает, но в сторону от камня. Вроде цела, но при падении подвернула ногу. Насколько серьезно - станет ясно только через несколько часов. Спускаемся вдоль ручья, выходим к берегу реки с Шапака, идем вверх вдоль неё. Утром воды немного и возможна переправа, но в вертикальных конгломератных склонах правого берега не видно никакого прохода. Не могу порекомендовать ни наш путь, ни путь с немедленной переправой. Следующий левобережный приток - наш. Небольшой чистый ручеек. Поднимаемся по его руслу (небольшой каньон) и за переход выходим наверх к березовой роще. Трава, ручей, площадки для палаток: место старинного лагеря. Мы ночевали всего в полтора часах хода от столь замечательного места!

Отмечены пер. Фестивальный, 3А и
К перевалу Курайшапак. Стрелками отмечены пер. Фестивальный, 3А и "канализация" лед. Корженевской

Поднимаемся по большому травянистому склону, постепенно поворачивающему направо. Наверху - поля сухой травы, виды на Фортамбек, Корженеву и ледник Шапак. Как красиво! Вспоминается детство, проведенное в предгорьях Гиссара. Выше травы начинаются камни, много камней, морены и моренные карманы. Вдали между двух вершин угадывается седловина большого перевала, туда и целимся. Собираемся вместе у речки, текущей из-под перевала. После моренных отложений нужно подняться по небольшому открытому леднику и затем по осыпному склону выйти на седловину. Вообще-то седловин три. Критический анализ сразу отметает правую (северную), как слишком высокую. Поднимаемся к центральной. Осыпь на взлете очень живая и неприятная. Время - 4 часа. Тура нет. На левой седловине тура нет тоже. Но спуск совпадает с описанием: правее (севернее) седловины в сторону ледника Хадырша идет небольшое осыпное ребро, удобное для спуска. По нему и идем. Спуск крутой, приходится идти компактной группой, чтобы не пускать на товарищей камни. Уходим с ребра вправо, в широкий кулуар с ручьем, как только это становится возможным. В верховьях кулуара находится та самая северная седловина, с этой стороны она намного шире и заметнее нашей.

Внизу лед. Хадырша. Стрелка: место пересечения отрога
Вид на СЗ с пер. Курайшапак. Внизу лед. Хадырша. Стрелка: место пересечения отрога

Катя сильно отстает. Болит подвернутая утром нога. Остаюсь с ней, отпустив остальных вперед. Далеко внизу видна речка и деревья, хорошие места для лагеря. Кате очень трудно идти, приходится дать ей обезболивающее. Через полчаса помогает, но бежать вниз по склону она все-таки не может. Через несколько часов спуска становится темно. Внизу маяком мигает фонарик. Кулуар превращается в какие-то каньоны, приходится перелезать из одного в другой. Местами их стенки заслоняют свет далекого фонаря. С некоторого времени он начинает двигаться. Значит мы уже не так далеко. Справа какие-то скалы, а не привычный конгломерат, значит, ушли в сторону и лезем на склон отрога. Возвращаемся. Когда же всё это закончится? Появляется растительность. Трава, кусты. Непонятно, как далеко до фонаря, лучше бы они поставили два, на расстоянии 10 метров. Вдруг видно пламя костра. Ура, мы близко! Выходим к лагерю. Время - пол-одиннадцатого. Радость и братания. Потом наружу выходят эмоции. По какому-то дурацкому поводу высказывается всё, накопившееся за день. Народ молчит, понимает, что надо выговориться. Потом и сам начинаешь понимать всю глупость собственного поведения, замолкаешь. Позже становится стыдно. Как же вымотал этот поход! Мы находимся в широком кармане ледника Хадырша в полтора километрах ниже перевала. Невдалеке возвышается морена. Рядом течет ручей с прозрачной водой. Поднимаюсь на морену осмотреть окрестности. Ледник весь засыпан камнями, льда совсем не видно. Напоминает ванную, в которой спустили воду. Идем вниз вдоль ручья до удобного провала в морене, затем по диагонали переходим на тот берег, целясь на травянистый склон без скал. Поднимаясь по склону, за полтора часа вышли на гребень отрога. Внизу такие же сухие травянистые склоны. Можно разглядеть тропу, идущую вдоль берега Муксу. Спускаемся, выбирая самый простой путь. На траве очень легко поскользнуться. Едешь не быстро, но совершенно без управления. Хорошо, что иногда попадаются камни, за которые можно схватиться. Нижняя часть склонов поросла кустарником. Барбарис, дикая сливка, мелкие вишни. Повсюду видны следы медвежьей активности, стараемся идти вместе. Заброску тут не оставишь, мишка придёт и раскопает любую яму, разберёт самые циклопические нагромождения камней. Медведи на Памире небольшие, но очень целеустремленные.

Закат над долиной Муксу
Закат над долиной Муксу

Выходим к хорошей набитой тропе. Проходим заброшенный кишлак: видны только стены, сложенные из камней. Дальше - каньон реки Гандим, конгломератные стены метров по пятьдесят. Тропа идет по гребню вверх по течению. Стены опускаются, и вот - можно выйти к воде. Перепрыгиваем в удобном месте, устраиваемся на обед в тени большого камня. Тропа идет вдоль берега, потом в удобном месте круто взбирается наверх. Вскоре переходим через глубокое русло небольшого ручья, там тоже течет вода, дальше надо постепенно забирать влево и вверх, к подъему на перевал Обходной. Можно идти по тропе до второго крупного русла после Гандима, и двигаться вдоль него, но мы решили срезать угол и найти место для лагеря. Поднимаемся сколько возможно, доходим до крутых склонов и останавливаемся. Времени еще много, но перевал просто так не одолеть, надо хотя бы полдня времени. Следующие воду и ровное место можно будет найти только на той стороне отрога. Отдыхаем, копим силы на завтра. Во всю ширину видна долина Муксу, напротив впадает приток с водой томатно-красного цвета: Ширвоза. Приходит закат и мягкие вечерние облачка. Такое бывает только внизу. Тонкий эффект, отличный от грубой физики столкновения теплого фронта с семикилометровой горной цепью. Перевал Обходной, 1Б (Иргай, Рыжий) соединяет долины Суграна и Гандима и озволяет обойти прижим возле устья Суграна. Самый легкий путь в верховья левого берега Муксу. Конечно, в кишлаке Кандоу есть трос на правый берег Муксу, да аборигены говорят про ещё один трос в районе впадения реки с Фортамбека, но кто же спрашивает дорогу у аборигенов? Ведь все читали сусанинскую классику, "Как завести друзей".

Подъем на пер. Обходной
Подъем на пер. Обходной

Подъем на перевал проходит по руслу ручья, второго по счету от Гандима (или на самую левую седловину, если идти со стороны Суграна). Через некоторое время в русле появляется вода, потом исчезает совсем. Осыпи становятся все более мелкими и очень живыми, приходиться зарубаться ледорубом, чтобы не уехать. На развилке в верхней части подъема сворачиваем в правый кулуар, т.к. заметили там ржавую консервную банку. На седловине - турик. Московкие школьники были здесь всего две недели назад. Спуск по мелкой осыпи гораздо легче подъема. Забираем как можно левее (южнее), чтобы выйти на большую зеленую террасу. Там в березовой роще течет ручей, и проходит тропа вниз, к мостику. Выше рощи обнаруживаем заросли черной смородины, все с удовольствием в ней пасутся. По знакомой тропе спускаемся к Суграну. Местные жители успели почистить и расширить её после перегона скота с летних пастбищ назад в кишлак. Чувствуется, что лето подходит к концу. С запада надвигаются облака, дело идет к дождю. На подходах к мостику начинает капать, потом лить. Успеваем подняться наверх и сразу же ставим палатки, пережидаем дождь. Через несколько часов он закончился. Иду на разведку, чтобы найти начало тропы на перевал Белькандоу. Маленький турик отмечает слабое ответвление от набитой тропы. Похоже нам туда. Утром встаем как никогда рано, в 4 часа. Сегодня - последний день похода. Если попадем в Девшар к обеду или раньше, то уже сегодня уедем в Джиргаталь. Everyone wants to knock off the bastard (and paint the town red). Найденная вчера слабая тропинка становится всё шире, и через 2.5 часа после выхода мы обнаруживаем себя на седловине. Побит рекорд Жоры Сальникова: 3 часа от мостика до перевала. Проходя, обнаруживаем на склоне источник с водой, тот самый, что мы так искали в начале похода.

На пер. Белькандоу
На пер. Белькандоу

Кош под перевалом закрыт, лето почти закончилось, люди в кишлаках собирают урожай и готовятся к зиме. За два часа спускаемся вниз, на берегу Иргета доедаем последние продукты. Чемоданное настроение. Подходят киргизы, работавшие на поле, им хочется поговорить. Рассказывают, как несколько лет назад ходили вдоль Фортамбека искать золото. Показываем кусок желтого пирита с ледника Вальтера, даем проникнуться его блеском и весом, но всё же разочаровываем. Сообщают, что две недели назад, во время пика летнего наводнения подмыло большой мост через Муксу. Теперь там не проехать, и из-за недостатка бензина люди с этого берега стараются поменьше ездить. А мы уже расслабились, представляя себя сидящими в чайхане. Расстаемся, нам показывают нижнюю тропу, по которой можно срезать полпути до Девшара. Идем без остановок, дело близится к финишу. На террасе над рекой среди тополей уже видны домики. Немного ниже - забор и вышка погранзаставы. Дальше - пустынное пространство и берег реки. Вдруг на крутом противоположном берегу возникает облако пыли, большой обвал. Облако растет в размерах, пересекает реку и движется в сторону кишлака. Неужто?! Мы стоим, разинув рты. Облако накрывает Девшар вместе с тополями, и всё пропадает в клубах пыли. Скорее идем по дороге, в голове беспорядочно мешаются мысли: "Мост размыло, Девшару п-дец, обвалом наверное перекрыло Муксу, сейчас здесь будет второе Сарезское озеро. Какое к е.м. Душанбе?" Паника затуманивает мозги. Это уже не знакомый урбанистический мирок, слабеющий разум не может принять масштабы природной катастрофы.

Конец девшарской империи
Конец девшарской империи
Конец Девшарской империи

Облако постепенно доходит и до нас. Небо и всё вокруг пропадают в красноватой пыли. Видимость - метров двадцать. Но где же ударная волна? Через некоторое время, когда мы уже подходим к заставе, облако, наконец, рассеивается. Тополя стоят, домики тоже, у шлагбаума мирно дремлет пограничник с автоматом. "Салям алейкум! Что это было?" - "Да это уже целую неделю сыпет, река подмыла склон и он никак не успокоится. Мы уже привыкли." - "А Муксу обвалом не перекроет?" - "Ну, может на треть перекрыло, но пока всё размывает. Только пыль здесь".

На этой радостной ноте заканчивается пешая часть похода. Ждем командира, помощник переписывает наши паспортные данные, расспрашиваем, есть ли в кишлаке машины. Из трех машин исправна только одна. Командир сам договаривается с хозяином уазика, ему тоже надо в Джиргаталь, позвонить жене в Душанбе. На заставе есть только служебная связь - рация, и единственными новостями являются распоряжения начальства. В Девшаре всего 5 или 7 дворов, и если бы машины не было, пришлось бы идти в Мук. В Муке у нас даже есть знакомый, Садриддин по прозвищу "Айни". Правда не понятно, как бы мы влезли с рюкзаками в его Ниву. Пока мы трамбуем свои вещи в багажник уазика, подходит местный житель. Медленно подбирает слова, оказывается, что он не говорил по-русски с 1992 года, радуется возможности вспомнить язык. Трое впереди, пятеро сзади: к нам до Мука подсел еще один местный житель. Головами подпираем рюкзаки, руки забиты яблоками и лепешкой, но кого это волнует? Вперед! В одном из кишлаков водитель остановился. "Слушай, тут магазин есть, пойди одежду купи, а то как в городе ходить будешь?" Камуфляжного цвета штаны ещё месяц назад были однородно бежевыми, майка-термобелье - вся в дырах, а запасную давно порезали на заплаты. В магазине был представлен весь спектр киргизской контрабанды, но попасть туда с улицы было непросто. Штаны - доллар, рубашка - ещё полтора: нарядились, как в дорогой ресторан.

Заправимся?
Заправимся?

Движение через Муксу открыли только сегодня, бульдозеры продолжали ровнять подъезды к мосту. Сам мост был цел, хотя невдалеке были видны остатки моста старого. В Джиргатале мы сразу поехали к Сухробу, там накрыли стол, вечером организовали баню в местной гостинице (только там можно найти горячую воду), восточное гостеприимство не знает границ! Просто не представляли, как нам за это отплатить. По сути, Сухроб полдня только с нами и возился. Ранним утром быстро нашли уазик-буханку до Душанбе. Как-то само собой получилось, что нам предложили места на сидениях, а еще 6 человек таджиков решили сидеть сзади на чем попало: кто на рюкзаке, кто на запасном колесе. Немного стыдно чувствовать себя сагибом. Спереди, рядом с водителем сидел мент, старший лейтенант с дочкой. Его статус был самым высоким, и он это прекрасно чувствовал. Приходил самым последним, долго обедал, заставлял себя ждать. Но это того стоило: нашу машину с джиргатальскими номерами постоянно тормозили гаишники. Раз десять за день, и чем ближе к Душанбе, тем больше. Водитель резво выскакивал наружу, бежал показывать свои документы. Потом наш герой приоткрывал дверь, бросал ленивый взгляд в ту сторону, и - все проблемы были решены, мы трогались дальше. К пяти вечера приехали в Душанбе. "Валера, скажи какой у вас тут самый крутой ресторан?" "Валер, а где готовят самый-что-ни-на-есть-настоящий-национальный-таджикский плов?" Самый лучший таджикский плов готовили в месте со странным названием "Колхоз Россия". Это было за городом, и мы так и успели там побывать.

Зеленый базар (Шохмансур), Душанбе

Последующий день принес много сильных впечатлений, а также пищеварительное расстройство всем членам команды. Такое количество вкусной и разнообразной пищи без последствий съесть нельзя! Самое сильное впечатление было вечером, в аэропорту. На регистрацию, в здание аэропорта пускают только по билетам и только пассажиров одного рейса. Несмотря на толпы и кажущийся беспорядок, внутри оказалась хорошо налаженная машина по отъему денег у пассажиров. Ну что ж, пришлось сыграть.

Багаж сдается в одно окошко, там же платят за перевес. Очередь отсутствует, сзади давят и поджимают. Перевеса у нас было много, даже без дынь и прочей ручной клади. Отделались малой кровью - 10$ приемщику до взвешивания, и он не смотрит на вес. Следующая очередь была на таможню. Показываешь декларацию, он пересчитывает деньги. Потом за 1000руб предлагает каждому ускоренный и беспроблемный проход на посадку. "Слушай, у меня все в порядке, контрабанды нет, какие проблемы?" - "Как хочешь! Вот тут у всех должна стоять подпись, что багаж досмотрен, иди вот туда." В соседнем помещении - рентген багажа, все вещи свалены в кучу перед аппаратом. Очередная толпа. Находим наши рюкзаки, пускаем через рентген. За ним сидит мужик, у которого надо получить подпись, что всё окей. "Давай, открывай, будем досматривать или?" В ответ - взрыв эмоций: "Слушай, ничего у меня нет! Там деньги требуют, тут, везде! Да что это такое! Я в Таджикистане родился, двадцать лет не был, а вы тут?!!!" И т. д. и т. п. Эмоции выходят очень искренние, всё это уже порядочно достало. "Успокойся, дорогой, что ты так, тише, вот я тебе всё подпишу, только не кричи. Как тебя зовут? Дима? Меня Саламшо. Давай я тебе сейчас помогу." Рюкзаки грузятся в тележку и с остальным "проверенным" багажом уезжают к самолету. Саламшо втискивает нас к окошку пограничников впереди всех и уходит. Четвертый раунд оказался самым сложным. У троих из нас оказалась просрочена регистрация в паспорте: персонаж из ОВИРа кому-то вписал "до 09.09.06" (как мы и просили в анкете), а кому-то - "до 09.08.06". Да ещё там всё было по-таджикски. Как-то мне уже пришлось возвращаться из Сан-Пауло с просроченной визой, да вот до сих пор ничему не научился? Идиот! "Стойте здесь, сейчас придет начальник, будем разбираться" - "Э, у нас посадку сейчас объявят, у вас ведь предусмотрен официальный штраф, если просрочена регистрация?" Делают вид, что ничего про штраф не знают, просят ждать начальника. Ждем. Десять минут, двадцать. Каждые пять минут хожу спрашиваю - когда? Сейчас посадка будет! Они только нагнетают давление. В последний момент придется платить больше всего. И квитанции уже не заполнишь. Объявляют посадку, народ тянется наружу. "Слушайте, давайте я штраф заплачу, пятьдесят хватит?" - протягиваю деньги пограничнику в окошке. "Положи вон туда под компьютер". Отдает паспорта, бежим на посадку, по пути забываем пропустить ручную кладь сквозь ренген, но тут это мало кого волнует.

У самолета пассажиров провожает молодой пограничник с ослепительно золотой улыбкой. Успеваем позвонить Диме в гостиницу, предупредить. Только после этого можно расслабиться, перевести дух. Отъезжает трап, самолет выруливает на взлетную полосу и улетает. Медленно опускается завеса.


Питание

Автор раздела - Катя Ананьева

"Eat what you want and die like a man"

Как вы могли уже заметить, в описании довольно редко упоминалась еда. А значит, приведенная ниже раскладка была успешной!

В этом походе мы не использовали продуктовых забросок. Поэтому главной задачей составителя раскладки была минимизация веса при приемлемом уровне калорийности и разнообразия питания. Использовались традиционные подходы: разделение маршрута на части со специфической раскладкой для каждой из них; максимальное использование сушеных и сублимированных продуктов; замена печений, вафель и др. мучных изделий сладкими калорийными продуктами того же веса.

Поход был разделен на три части: акклиматизация (10 дней), основная часть (16 дней), выход из района (4 дня). В акклиматизационной части раскладка имела наименьшую калорийность, съедались самые тяжелые и ненужные продукты. Основная часть была рассчитана так, чтобы в ней было 13 "высокогорных" дней, т.е. большое количество углеводов, меньше жирных и относительно долговаримых продуктов, и 3 дня "низинных" - с салом, отсутствием шоколада и молочным завтраком. Более подробные рекомендации относительно особенностей раскладки для различных режимов (различных походов) можно найти в книге А. Алексеева "Питание в туристском походе". Известны раскладки, состоящие в основном из сублиматов, которые дают возможность значительно сэкономить вес. Однако, исходя из недоверия части участников к сублимированной пище, а также финансовых соображений, мы решили найти оптимальное соотношение сублиматов, сушеных и обычных влагосодержащих продуктов.

Методика составления раскладки взята из статей А. Лебедева: сначала составляется список ежедневно используемых продуктов, потом завтраки, обеды и ужины. Продукты вписываются в соответствии с количеством варок на определенную часть похода.

кол-во человек1дней2дней3дней4дней5дней
530.7-8.8109.8-13.8514.8-16.8317.8-24.8825.8-28.84
Ежедневностинормаразнормаразнормаразнормаразнормараз
чай61065636884
сахар7510755753758
соль610656368
сухари6010805803808201
сушеное мясо20102020320
сублимясо2020520208
топленое масло201020520320
питье днем (зуко)410424342
сладкое4010405403408
Итог23124925122813
Завтраки
гречка70270170702
овсянка6026060160601
вермишель702701801802
карт. пюре70270270702
рис702701701702
молоко2542525225
сахар10410102
изюм1521515215
сыр123122121122
mountain house4040140403
сублирыба20320220203
доп. сыр2020220204
доп. колбаса2020320204
Итог9511110711815
Обеды
колбаса402403401403
сало255252253253
сыр405402401404
иримшик3023030302
курт1010510108
бастурма300303301302
паштет482484848
рыба482484848
батончики (сникерс)20220520208
суп2020203203
Итог70988297
Ужины
гречка702701701702
вермишель702701801802
карт. пюре70270270702
рис70270170702
пшеничные хлоп.7027070170
Итог70707373
Добавки
курага40540240340
ягоды555254
лим/сах2010205201204
конфеты305303308
специи410454348
шоколад204205208
горчица110151317
peanut butter201208
орехи30330308
Итог689762117
Грамм/чдень53362457563328
Калорийность2093254222072585

Вес раскладки 15.5 кг на человека на 26 дней. По сытности она была приемлемой, но очень скромной. Имеется в виду, что в группе всегда находилось несколько не голодающих, но желающих поесть участников. Разнообразие продуктов не вызывало нареканий, хорошо шли даже необычные продукты. Стоимость раскладки 120$/чел. Видно, что вес раскладки можно уменьшать и дальше, вплоть до теоретического предела: 540г для 2500кал при правильном Б:Ж:У (высокогорье летом, 1:0.7:5 + дневная норма в 30г клечатки). Раскладку в 3500кал организм на высоте не осиливает, по крайней так было в коротких (до 10 дней) походах.

На последние 4 дня еды мы не брали и таким образом сэкономили 2 кг веса. Очень трудно умереть с голоду за 4 дня, особенно на пешеходном выходе из района. Кроме того, должны были остаться кое-какие продукты из первых дней похода (когда аппетит ещё не пришел) и запасных дней (3шт). На изобилие поляны Москвина мы не рассчитывали, т.к. по плану мы должны были попасть туда уже после закрытия сезона.

Все крупы и мясо были быстроваримого типа: залил кипятком и готово. Таким образом, экономилось топливо, не надо было брать тяжелый автоклав (подробнее см. раздел "Снаряжение"). Качество и вкус быстроваримых продуктов сильно варьируется, их надо сначала распробовать и только потом покупать (как раньше тушенку).

Разнообразия в питании достигали путем использования небольшого количества оригинальных продуктов, взятых участником из Казахстана - сыроподобного соленого курта и молокоподобного иримшика. Они могут не всем понравиться.

Лучшие эквадорские дыни

Для борьбы с отсутствием аппетита при ночевках на высоте брали Mountain House - сублимированные готовые блюда. Наиболее вкусные и усвояемые из всего разнообразия продуктов для outdoor, продаваемых на Западе. Дорого (10$ за 4 порции). Вес около 60г на человека на раз, пачку в 5 порций использовали на четверых.

При перелетах самолетом очень остро встает вопрос, где покупать продукты: дома или на месте. Мы ради надежности везли всё из Киева/Алматы. Как оказалось, в Душанбе можно купить сухофрукты, орехи, лимоны, сахар, заварку, конфеты. На базаре можно здорово запастись фруктами в дорогу или на быстрое съедение. Относительно базара и фруктов надо иметь в виду, что после похода пищеварение туриста готово расстроиться при первом удобном случае. Крупы в хлопьях, сушеное мясо, сублиматы и другие важные продукты все равно следует везти с собой из дому, т.к. либо их нет, либо на поиски уйдет много времени.

Удачные решения
- арахисовое масло/крем (peanut butter) двух видов. Более сладкий вид имел большой успех в качестве прикуски к чаю. При его большой калорийности 620к на 100г (сравните с 850к на 100г для подсолнечного масла), peanut butter очень вкусный и хорошо усваивается (сравните опять с подсолнечным маслом). Даже на холоде можно было достать ложкой. Часто приходилось отказывать в добавке. Если порции большие - необходимо запивать.
- вместо кетчупа использовали жидкость Tabasco. 2-3 капли - и можно съесть даже самую безвкусную кашу. Расход: 60г на 5 человек на 20 дней (150г вкл. тару).
- сушеное мясо. Сушили самостоятельно, технология описана здесь. Также использовали сублимясо производства Галатур. И то, и другое нареканий не вызывали и сильно экономили вес раскладки. Сухое мясо + быстрая крупа = маунтинхаус бедного человека. Если покупать готовые блюда Галатур, то при большом походе вес упаковки многих маленьких порций будет измеряться в килограммах. То же касается и маунтинхауса.
- в качестве сюрпризного продукта был взят с собой сублимированный творог на один раз. Не сытный, но оживляющий продукт, очень уместен в походе в любой прием пищи, его можно разводить холодной водой;
- ложка лимонов с сахаром, брошенная в чай каркаде, очень ободряет - как из термоса, так и в обычном чаепитии;

Просчеты и сложности
- сухое молоко решили не есть, потому что сочли его сложным для желудков продуктом. В будущем раз надо будет в тренировочном походе опробовать молоко и, если не пройдет, отказаться от него вовсе, возможно заменив суб.творогом;

Муха возвращается
Муха возвращается

- не смогли найти хорошие быстрые рисовые хлопья. Найденные оказались терпимыми, но не вкусными. В будущем количество рисовых и зерновых хлопьев следует поменять местами или покупать дорогой быстрый рис, типа "анкл бенс".
- на жаре взорвалась перетертая с сахаром смородина (заменили ее лимонами с сахаром на месте, в будущем сахара придется в смородину класть в соотношении 1:1, как минимум);
- потребление ежедневно используемых продуктов было неравномерным. Чтобы исправить это, в будущем надо брать отдельную емкость для ежедневного отсыпания дневной нормы. В первую очередь это касается сахара. Также для уменьшения потребности в сахаре интересно будет взять таблетки сахарозаменителя (и понаблюдать, уменьшатся ли интерес в сахаре и работоспособность).

Психологический фактор

Завхоз контролирует потребление продуктов участниками

В длительном походе неизбежно возникает желание есть побольше, т.к. силы организма истощаются и он требует восстановления. В такой ситуации поведение завхоза должно быть продуманным.

Дело в том, что в силу смещений графика движения, наличия остатков продуктов или особенностей раскладки обычно в распоряжении завхоза есть некоторые продукты, которые можно выделить на съедение либо сохранить на будущее. По манере распоряжения этими излишками продуктов завхозов можно разделить на "раздающих" и "экономистов".

Казалось бы, участники устают, логично было бы добродушно все лишние продукты раздавать. Оказалось, что это не совсем так. Причем опасность либерального поведения завхоза заключается совсем не в том, что какого-то продукта не хватит - обычно можно выкрутиться и где-то сэкономить, а в том, что нарушается дисциплина и ответственное отношение самих участников к питанию.

Если завхоз постоянно находит какие-то "заначки", то участники автоматически привыкают к отсутствию порядка в питании, чувствуют, что держать себя в руках не надо, и неосознанно перестают бороться с трудностями (в частности, с желанием съесть побольше). Вкусный обед перестает быть стимулом, и в некоторой степени группа становится более неуправляемой и, следовательно, конфликтной.

Эти изменения происходят очень незаметно и в коротком походе могут не иметь серьезных последствий, особенно если имеется авторитетный руководитель. Однако в длительном походе либо при демократичном руководителе последствия могут оказаться значительными.

Сказанное выше не значит, что надо всегда и однозначно не давать добавок к запланированным блюдам, просто завхоз должен не только обеспечивать питание группы, но и понимать свое влияние на психологический климат и строить свое поведение так, чтобы это влияние наилучшим образом способствовало достижению целей похода.

А. Алексеев, "Питание в туристском походе" http://ktmz.boom.ru/library/pit/index.html
В. Геллер, "Как я делаю раскладку" http://www.skitalets.ru/food/articles/geller/raskladka.htm
А. Лебедев, "Питание в горных походах" http://www.mountain.ru/useful/equipment/2001/Lebedev_pitanie/


Снаряжение

При подготовке к походу все участники получили "идеальный" список снаряжения. Далее они действовали, исходя из индивидуальных условий, в т. ч. финансовых. В результате получился очень интересный набор, на разных полюсах которого находились бахилы, сделанные из резиновых штанов рыбака и термоформируемые внутренники для пластиков, точно подогнанные под индивидуальную форму ноги участника. В походе сработало и то, и другое; вся разница была в весе. Список ниже составлялся с целью супер-минимизировать вес личного снаряжения и подразумевает опытного читателя.


Список индивидуального снаряжения

Погодные условия на Ц. Памире в августе: погода, как правило, теплая. Днем жара, а если ясно, то даже на 7500 будет жара. Все открытые части тела будут сгорать. С утра обычно всегда ясно, к обеду возникает облачность, довольно большая, и даже туман. Ночью, а также днем на высоте в плохую погоду - холодно. Не так, как на Эльбрусе зимой, теплее, но ?20С на 7000 вполне обычно. Но так холодно будет не постоянно, а только в те редкие дни, когда мы будем на высоте. Дожди: "на Памире дождей не бывает", народная мудрость. Возможно 1 раз на подходах, короткий интенсивный ливень и всё, опять жара. Т.е. не думайте о дождях. Думайте о сильном ветре.
1. тонкие длинные штаны (напр. нейлоновые, 200г), футболка/рубашка с длинным рукавом (чтобы не обгореть), головной убор (40г), закрывающий голову и шею сзади. Для цивилизации и долгих подходов. Вместо майки пойдет верх от тонкого термобелья.
2. термобелье. Тонкий верх (170г) + толстый низ (180г). Толстый низ (полар-100) + непродуваемые штаны - достаточное утепление для ног даже для 7500.
3. оболочка: Куртка (600г) и штаны (280г) непродуваемые для наружного слоя. Дышащая мембрана, непромокаемость и самосбросность - не важны. В таких штанах лучше не идти подходы, т.к. за месяц они изорвутся на кустах и в рантклюфтах, плюс в них будет очень жарко. На куртке капюшон должен налазить на каску. Куртка должна быть достаточно длинной, чтобы не морозить голую поясницу. Трехслойный гортекс весом 1.1кг оставили дома, ни разу об этом не пожалев: сэкономили на куртке полкило веса.
4. утепление: свитер из шерсти/полар_200/два_по_100/виндпро/термал_про (470г). Сильно теплый не надо, можно даже жилет, ибо для основного согревания всегда есть пуховка.
5. пуховик с капюшоном. Должен одеваться поверх куртки со свитером и каской (1.2кг).
6. на голову. Шапка (40г) + непродуваемый намордник (лучше всего из виндстоппера, 80г). В наморднике должна быть съемная компонента, чтобы прикрыть рот и область вокруг от ветра. С несъемной - будет нечем дышать.
7. перчатки и варежки. Ходовые перчатки для технической работы и умеренного холода, типа горнолыжных с тинсулейтом (170г). Плюс очень теплые варежки/верхонки для большого холода (200г). Утепление: прималофт/пух. Обе пары должны быть непромокаемыми.
8. носки. По 2-3 пары тонких (20г/пара) и толстых (70г/пара). Желательно навороченные, т.е. тонкие - с Coolmax или аналог. Хотя бы пару, на штурмовые дни. В таких тонких носках мало потеют ноги, и обувь меньше отсыревает.
9. обувь. Обычных пластиков (с сухими внутренниками) для условий памирских 7000-ков обычно хватает, но на пределе. В плохую погоду можно поморозиться, т.е. к пластикам нужен резерв. Возможны такие варианты: а) пластиковые ботинки с запасными высотными внутренниками из пены. В высотных внутренниках часто бывает неудобно ходить внизу. На ровном сбиваются ноги или на спусках пальцы. Поэтому приходится отдельно брать обычные внутренники. При этом можно не брать никакой другой обуви про запас, т.к. пластиковые мыльницы практически неубиваемы (мыльница 950г, обычный внутренник 500г, высотный 240г). б) пластиковые ботинки с запасными обычными внутренниками и бахилами-оверботами. Некоторые устойчивые к холоду личности могут обойтись только оверботами (400г пара), без запасной пары внутренников, но тогда надо утеплить оверботы и взять запасную пару обуви. Кроссовки или легкие трековые ботинки для использования на подходах. в) без пластиков: очень хорошие утепленные кожаные ботинки с очень хорошими, утепленными и проверенными в бою оверботами, плюс кроссовки или легкие трековые ботинки для использования на подходах (ботинки 2.0-2.5кг пара, оверботы 500г пара, треккинги1.0-1.5кг пара). Можно дополнительно утеплить пластики или оверботы толстой стелькой, вырезанной из пенки (коврика).
10. легкие бахилы-фонарики для подходов по осыпям (200г). Гортекс не нужен.
11. рюкзак от 100л с большим количеством боковой подвески (2.2кг).
12. коврик. Либо полтора ижевских (750г), либо один толстый рифленый термарест риджрест делюкс (540г). Надувные не подходят.
13. компреска для всех вещей и пуховки, 1 шт. Желательно непромокаемая (220г).
14. вкладыш для спальника (130г).
15. Документы, зажигалка и спички в непромокаемой упаковке, т-бумага, 7 п/э кульков, индивидуальные лекарства (300г набор).
16. 1 тюбик водоустойчивого крема от солнца с SPF 30-40 (50мл) + 1 тюбик губнушки от солнца и обветривания с SPF 20-30 (70г за все).
17. горнолыжные очки с хорошим покрытием от запотевания (100г). Обычные горные очки (Julbo etc) не подходят, т.к. закрывают небольшую часть лица, плохо защищают от ветра, плюс возможны ожоги отраженным светом снизу.
18. КЛМ - кружка (110г), ложка (10г), миска (40г). Желательно всё пластиковое (не одноразовое), хотя К или М рекомендуется иметь металлическим (К), чтобы использовать при потере котла. Прозрачные пластиковые тарелки для микроволновок весят 40г (с крышкой), не взаимодействуют с горячей пищей и не трескаются от холода.
19. тара для воды 2л (20г)
20. трекинговые палки - по своему усмотрению (450-700г пара). Реально облегчают жизнь только при переправах через реки (1 пара на группу), в остальных случаях можно обойтись ледорубом.
21. ледоруб любой (600г). Оптимальная длина - 60-70см (как средний ВЦСПС). В группе было 3 инструмента, из них 2 айсбайля. Оставшиеся два ледоруба были прямые (для страховки и самосбросов).
22. кошки любые, которые крепко держатся на ногах и налазят на обувь как в оверботах, так и без них. Желательно на завязках (850г). 23. каска любая (350г). Все капюшоны должны налазить на каску.
24. обвязка. Низ (450г) + верх (130г). Мы делали верх из пары страховочных петель (20мм х 110см нейлон + 8мм х 55см спектра; в другое время петли можно использовать при лазании), но он требовал практики и оказался неудобен, т.к. затруднял дыхание (как и любой верх).
25. карабины. 5 муфтованных (1 для восьмерки, 2 для самострахов и под жумар, 1 для блокировки верха с низом, 1 для необъяснимого, 49г). Очень полезна поперечная защелка, она не цепляется за веревку/петли и не треплет их.
26. самострахи. 3 штуки: для рюкзака (тонкая петля из спектры 8мм х 110см, 60г), для ледоруба (тонкая петля 8мм х 110см) и для себя (обычный итошный самострах длиной 115см, 80г, из нейлона, но не из спектры).
27. прусик из 5мм репа (6мм плохо держит на 8мм веревке). 1 прусик = 1.7 метра репа (40г).
28. страховочное/спусковое устройство, нормально работающее на 8мм веревке (50г).
29. жумар с подогнанным стременем (200г). Стремя можно сделать из двух петель - 110см (60г) и 55см (30г).


Список группового снаряжения

1. веревки: 2 х 8мм х 60м статика (2.1кг), 1 х 9мм х 60м динамика (2.8кг), 1 х 6мм х 15м расходка (300г). К выбору 8мм веревок надо отнестись очень серьезно. После похода одна из 8мм веревок была перебита в 4-х местах.
2. френды наиболее используемых размеров 5 шт (80-160г), закладки 1-7 (250г набор).
3. петли из спектры: 3 х 110см (60г), 7 х 55см (30г).
4. карабины немуфтованные 15шт (37г).
5. крючья скальные 5 шт (50г).
6. ледобуры 12шт, длина 12-22см, 5 - сталь, 7 - титан (90-170г).
7. крючок для петель Абалакова, он же - выдерга для закладок (30г).
8. снежные штыри - пикеты, 2шт (350г).
9. снежные якоря - парус (треугольники из ткани), 2шт (50г).
10. сшивка из двух обычных спальников на каждых 3-х участников. Трем здоровым мужикам так будет тесно. Спальник: экстрем до ?20С, комфорт ?10С, непуховый (1.6кг). При утеплителе из прималофта, поларгарда-дельта или термолита вес сшивки будет 1.1 кг/чел.
11. фонарики (70г), два на троих участников, при этом один на группу с галогеновой лампой (270г). Плюс 1 запасной набор литиевых батареек ( на 40% легче, не мерзнут и служат в несколько раз больше алкалиновых, 30-100г).
12. запасные очки 1 пара (100г).
13. палатки. Если использовать сшивку, то в двухместной палатке (ширина 140см) комфортно спит 3 человека с вещами (2.5кг).
14. алюминиевая снежная лопата (450г) и снежная пила (160г). Снежную пилу забыли дома, поэтому пользовались обычной, купленной в магазине "Огородник". Работала очень хорошо.
15. компас 2шт (25г), GPS (90г) + 2 набора запасных батареек (20г за 2ААА)
16. комнабор: карты и описания района и многих перевалов + резервная копия карт (0.7кг) + будильник.
17. серебрянка (emergency blanket, 70г)
18. ножи: 2шт (50г). Третий нож - в ремнаборе
19. термос 1л, 2шт (580г). 2 кружки можно не брать, т.к. есть крышки от термосов.
20. MSR-бензогорелки XGK и XGK EX (430г) с бутылками по 0.9литра (200г).
21. Газовая горелка (70г) + 3 баллона по 270мл (330г)
22. стеклоткань 2 шт (130г), ветрозащита для горелок 2 шт (50г), подставка под горелку (фанерка 15х15, 50г), хваталка для котлов (40г).
23. котлы: 2л и 3л (170г и 420г)
24. бензин-"галоша", 10 литров (7кг)
25. аптечка (900г) + расходная часть (0.5кг).
26. фототехника (4.1кг)
27. Ремнабор: набор напильников, швейная машина, машина для проклейки швов, мешок цемента. А также капроновые нитки, 2м 2мм репика, иголки, пряжки и защелки для рюкзаков нескольких размеров, стропа для лямок, duct tape 10м, клей универсальный, шило с крючком, ножик с плоскогубцами, напильником и отвертками Лазермен, мыло, пинцет острый, ножнички, лезвие, крем anti-fog для очков, спички и зажигалки, карандаш, space pen (500г). Для заплаток можно использовать duct tape или запасную одежду. Был отдельный ремнабор для горелок: все съемные детали в 2-х экземплярах + ключи + масло + инструкция (100г).

Тонкие ходовые штаны, майка-термобелье, рабочие перчатки, бахилы-фонарики после месяца похода пришли в полную негодность. Не стоит тратить большие деньги на эти "расходные материалы". Не хватало муфтованных карабинов для станций и очень не хватало шайбы для ледовых самосбросов. Во всем остальном вышеприведенный список снаряжения отлично справился со своей задачей.

Начало и конец пути. В часе ходьбы от Девшара
Начало и конец пути. В часе ходьбы от Девшара

Как ещё можно уменьшить вес снаряжения? Прямой, но очень затратный способ - покупка более легких вещей. Вес личного личного снаряжения падает на 1.7кг, а группового - на 4.5кг. Если же задуматься, то можно не брать поларовый свитер или взять только тонкий из полара-100, а у него отрезать рукава почти до плечей. Для утепления хватает пуховки. Даже при этом пуховка весом 1 кг избыточна, достаточно и 700-грамовой (с поправкой на индивидуальную восприимчивость к холоду). Выдернуть и оставить дома металлические планки из рюкзака, отпороть ненужные стяжки и защелки. Не брать запасную стеклоткань, ветрозащиту и запасной насос (он есть во второй горелке). Даже простой кулечек для еды и вещей может весить не 20, а 6 грамм.

Один коврик был утерян при подходах, вместо него подкладывали рюкзак и веревку. Получается, что можно брать 2 коврика на 3-х. Не брать трековые палки. Мы потеряли или сломали 4 палки из 8-ми и в результате большую часть похода шли без них. Не так удобно, но идется. Не брать восьмерку. Один из участников посеял восьмерку и полпохода дюльферял/страховал через карабин (узел УИАА). Для остановки в воздухе достаточно 2-3 раза обернуть веревку вокруг ноги (а ещё есть прусик). Для организации дюльферов на скалах вместо 10мм веревки лучше брать 20мм стропу, она легче на 30% при той же прочности и меньшем расходе на завязывание узлов. Таким образом, обменяв лишний вес на лишний геморрой, можно облегчить личные вещи ещё на 800г, а групповые - на полкило.


Кухня

Для максимальной экономии веса мы шли на бензине "галоша" (БР-2, он же нефрас С2 80/120), купленном в Киеве (на рынке Юность). При двухразовом горячем питании и использовании стеклоткани (утром: еда+1чай, вечером: еда+2чая, т.е. 2.5л кипятка на человека в день, - времени - 19см котел, - времени - 15см котел) расход вышел 45мл/чел*день на воде, 90мл на снегу. При плотности калоши 0.70г/мл, это соответствует 31г на воде и 63г на снегу. Перед походом рассчитали, что будем топить снег примерно 1/3 дней. Так и получилось, что везде ниже 5500м мы находили жидкую воду.

Для газа расход обычно составляет 50г/чел*день на воде / 100г на снегу, но с учетом тары эта цифра возрастает до 70г / 140г (200г тары на 450г газа в большом баллоне). Тем не менее мы взяли 3 маленьких баллона и одну газовую горелку в связи с легкостью её использования. Брали с собой на восхождения, а также думали прогревать бензогорелки, чтобы избежать их скорого засорения при прогреве бензином. В результате беспроблемной работы горелки XGK EX (так ни разу и не чистили), надобность в прогреве газом отпала, и газовые баллоны с горелкой оказались лишними.

Вторую бензогорелку (XGK II) довелось использовать всего несколько раз, весь поход она оставалась запасной. Опыт показывает, что в типичных высотных условиях 4 литра на этих горелках не закипятить, слишком маленькие котлы (0.5л) тоже плохи, оптимальный объем - 1.5-2.5 литра. Вес походного набора (горелка, бутылка, насос + запасная горелка, бутылка, насос + ремнабор + 1 стеклоткань + 1 деревяшка + 1 стенка-ветрозащита) будет 1.6кг.

Мощность горелки обычно падает с набором высоты. Это можно объяснить как большим, чем обычно перепадом давления между бутылкой и окр. средой (т.е. надо меньше накачивать бутылку), так и повышением плотности топлива при низких температурах. В пользу второго свидетельствует опыт Олега Янчевского: они шли на бензине (плотность А-76: 0.71-0.75г/мл), но использовали форсунку для дизтоплива (плотность 0.83-0.93г/мл), при этом горелка весь поход работала как ракета.

Интересно, что приведенные в буклете MSR цифры о том, сколько литров воды можно закипятить на 100мл топлива различных видов, бесполезны. Т.к. если пересчитать миллилитры на граммы с учетом различной плотности этих видов топлива, то для расхода выйдут примерно одинаковые числа (7 литров кипятка на 100 г топлива). Не стоит идти на мазуте и чистить горелку каждый день, лучше все-таки найти калошу или автобензин без присадок.

Перед походом были проведены замеры времени закипания (ВЗ) фиксированного объема воды на источнике тепла постоянной мощности (погрешность измерений - 5%). Опыты показали, что ВЗ для автоклава и обычного котла были примерно одинаковы, поэтому мы решили идти на быстрой пище и сэкономить на весе автоклава (1.4 кг vs 0.4 кг для котла такого же объема). ВЗ для автоклава есть время разогрева воды до Т кипения при наружном давлении, и определяется по закипанию капельки на крышке девайса.

Время закипания воды внутри автоклава будет примерно на 15% больше. Кроме того, возможно, что при падении мощности на высоте, горелка в один прекрасный день так и не сможет закипятить 3-литровый автоклав.

Стеклоткань стабильно уменьшала время закипания на 15%, в то время как MSR-овский теплобменник всегда давал результаты меньше 10%, и мы решили его с собой не брать.

Уже после окончания похода мы решили проверить, как влияют на ВЗ неопреновый кожух (толщиной 3 и 5 мм) вокруг боковых стенок котла и неопреновая накладка на крышку. Оказалось, что время закипания не только не уменьшилось, но и стало до 10% больше для всех используемых котлов. Накладка на крышку сама по себе никак не повлияла на ВЗ (?ВЗ

Предположив, что неопреновый кожух блокирует поток тепла от горелки вдоль стенок котла, мы создали щель (толщиной 0.5-1 см) между котлом и кожухом и получили промежуточные результаты, т.е. ВЗ опять было больше, чем при отсутствии кожуха. Вывод: возможно неопрен замедлит остывание котла (термоса, чая в кружке), но никак не сэкономит вам бензин. При этом к тонкому аромату походной пищи добавится стойкий запах паленой резины.

В процессе экспериментов с неопреном выяснилось, что ширина котла сильно влияет на время закипания. ВЗ 1.7 литров воды в узком 2-литровом котле (цилиндрической формы с диаметром дна 15 см) было на 30% больше, чем в широком (диаметр дна 22 см) 4-литровом! Для 3-литрового котла с диаметром дна 19 см, ВЗ было на 17% больше, чем в 4-литровом. Эти результаты подталкивают использовать как можно более широкие котлы, и для достаточно длительных походов это оправдывает их заметно больший вес. При этом необходимо критически относиться к приводимым в отчетах данным: в зависимости от формы котлов, расход топлива может гулять на 10, 20 и более процентов. Зато при помощи стеклоткани и лучших котлов его можно опустить до 26 г/чел*день на воде / 53 г на снегу.

Вопрос об оптимальной форме котла не такой простой. В первом приближении необходимо максимизировать функцию (?Sh - ?Sr), где Sr - полная площадь поверхности котла, Sh - площадь нагреваемой части, ? - энергия, передаваемая котлу нагревателем на ед. площади за ед. времени, ? - теряемая котлом энергия (на ед. площади за ед. времени). Объем котла и геометрия нагревателя - фиксированы. Понятно, что ? = ?(x,y,z) и ? = ?(x,y,z,Tводы), но для простоты можно взять их средние значения. Если посчитать Sr и Sh для описанных котлов, то из опытов выше видно, что ? существенно больше ?, т.е. в первую очередь необходимо увеличивать поверхность нагревания, и только после этого имеет смысл заняться минимизацией площади поверхности всего котла.

В конце концов, мы захотели получить ответ на вопрос, давно волнующий всех туристов и произвели замер ВЗ с плотной крышкой и без нее. Наличие крышки уменьшало время закипания на 5-10%. Результат с одной стороны заметный, но с другой - не настолько большой, чтобы придавать ему значение. Периодическое заглядывание в котел давало линейно промежуточный результат (т.е. при заглядывании ВЗ росло, но не сильно).


Развеска

В списках выше записаны веса единицы снаряжения на примере одного из участников похода. Если просуммировать всё это, то получится:
- личное снаряжение 14.4 кг, из этого вес за спиной 6.8 - 9.7 кг (в горах и в предгорьях).
- групповое снаряжение 6.5 кг на человека.
- расходные материалы 20.3 кг на чел. (еда 15.5 кг + упаковка 20%=3.1 кг, бензин + газ 8/5 кг, витамины 0.1 кг).
- всего 41.2 кг вещей, из них за спиной в начале похода 36.5 кг, в конце 16.2 кг.

Tiny Masters Of The World Come Out!
Tiny Masters Of The World Come Out!

Насколько можно верить этим числам? Если учесть, что в бутылках всегда была вода, у кого-то - палки и книги, в заначке припрятано немного железа и строп на крайний случай, да и вес инд. вещей у многих был выше приведенных в списке, то реалистичный стартовый вес рюкзаков будет примерно 37-40 кг на человека. Т. е. около 41 кг на 1 мужика, 29 кг на 1 девушку. Насколько это тяжело? По ощущениям, бывало и хуже, например, при бесснежном выходе из района лыжного похода. Можно ли облегчаться дальше? Из личного снаряжения можно сразу выкинуть килограмм и из группового - еще два. А потом уже уменьшать веса отдельных предметов. Гораздо перспективнее понять, как можно задействовать те запасы жиров, которые есть у каждого человека (10-20% от массы тела - порядка 100К ккал!). А еще можно не мелочиться: нагрузиться под 50кг, тащить с собой на поводке живого барана или просто гробить здоровье - голодать. В любом случае получается, что при подходящем маршруте, 40 дней без забросок в высокогорье - совсем не проблема.


Другой взгляд на вопросы снаряжения
Автор раздела - Алексей Нестеров

"Мысль изреченная есть ложь"
Ф.И.Тютчев

Про одежду и личную снарягу написано немало статей. Не желая повторяться, просто поделюсь своими личными наблюдениями на эту тему.

Не очень заметно, что современное синтетическое термобелье известных фирм хорошо отводит воду от тела и держит вас сухим во время работы, но при этом оно очень быстро высыхает на привалах и выигрывает по весу. Зато сильно проигрывает по скорости приобретения аромата бомжа. Шерстяные вещи более стойкие в этом смысле. Тонкий полар с обработкой серебром держался недели 2, потом пошел душок и от него. Читайте http://www.psychovertical.com/?wool.

С точки зрения сохранения тепла и отвода влаги от ступни хорошо себя зарекомендовали толстые и тонкие носки с примочкой CoolMax. Лично я почти всегда сбиваю большие пальцы ног, вплоть до почернения ногтя при длительных и крутых спусках. Приятным открытием оказались неопреновые носки. У меня были самые обычные для подводного плавания, не очень тесные, но в тоже время обтягивающие, которые надевались поверх тонких CoolMax носков. Неопрен не сбивается как обычный носок и достаточно скользок, чтобы не стереть ваши пятки в мясо, чем и спасает ноги.

При этом нога в неопрене ПРЕЕТ! Но прела она у меня в пластиковой Scarpa с поролоновым внутренником и при температуре снаружи +30 - +40С на старте. В случае высокогорного похода, как правило, перемещаешься по снегу или льду, т.е. перегрев ступни хотя и возможен, но маловероятен. Было выявлено еще одно преимущество неопрена на высоте. Как известно, самые продвинутые высокогорные боты не дышат совсем, не промокают от испарений ваших ног и тем самым поддерживают теплоизоляцию на постоянном уровне, работая как термос. Ваша задача только засунуть в них теплые ноги и обеспечить снабжение ступней теплой кровью, т.е. пить, есть, дышать и не допускать охлаждения крови по пути к стопе. В результате, вы будете чавкать в них как в болоте, но в теплом болоте! Такие боты идеально подходят для высоты и сильного холода, но малопригодны для длительных пеших переходов. За неимением таких ботов, на высоте приходится городить систему из носкового набора, высотных внутренников, внешних оверботов/бахил. Не сложно создать теплоизолирующий барьер, но сложно защитить его от потери теплоизолирующих свойств из-за промокания от ваших же испарений. Тут опять спасает неопрен. Система тонкий носок CoolMax, неопрен, теплые носки из шерсти (мерина, ламы, барана, собаки и пр живности), внутренник из пенки, пластикового башмака, и бахилы из тонкой пенки> сработала отлично на высшей точке нашей родины. У меня были пластики Scarpa Vega на 3 размера больше моего родного размера! Нареканий особых не выявил. Разве что, могли бы придумать шнуровку получше и защитить шнурки от камней и истирания. Не так важно, но очень полезно иметь легкие шлепанцы для отдыха и защиты ног на привалах. Необходимо иметь легкие штаны, а такжебелье или рубашку с длинными рукавами от солнца. Из курток от холода помогает полар, от ветра и воды - гортексы.

Пуховка: чем выше коэффициент Fill Power, тем она теплее при том же весе. Мне хватило 1 кг куртки с Fill Power 700. Важно иметь непромокаемый верхний слой. На высоте вне палатки сухо и холодно, но внутри - утренняя изморозь на стенках, пар от готовки еды и дыхания. Вся эта влага будет аккуратно впитана пухом, вдобавок вас обязательно обольют чаем и супом ваши соседи. Нет проблем просушиться днем, если есть солнце и время. Солнце бывает часто, но времени, как правило, нет! Кроме того, важно иметь вшитый в пуховку капюшон: он не улетит в самый неподходящий момент! Тонкие перчатки (шерсть или полар Power Stretch) защищают руки не только от холода и ветра. При шатании по моренам и рантклюфтам обязательно надевайте что-нибудь на руки, чтобы защитить их от порезов при неизбежных падениях. Порезы на высоте не заживают, а гноятся! Носовые платки. Лично для меня это было важно. Ибо сильно досаждали по ночам кровавые сопли. Очень полезное средство при затрудненном дыхании ночью - обычные сосудосуживающие спреи от насморка. Пластиковые бутылки для воды принципиальная часть снаряжения. Пока вы не находитесь в снежной зоне, всегда имейте запас воды на время перехода. Не полагайтесь на то, что обязательно встретите воду по пути. Многие перевалы на подходах к снежной зоне не имеют воды, можно идти рядом с речкой (цементным потоком), которая шумит глубоко в недоступном каньоне. Пластиковые бутылки, несмотря на их прочность, имеют свойства ловить дырки и теряться. В начале похода рекомендуется иметь по две двухлитровых бутылки на человека. Хотелось высказать отдельный респект рифленым коврам. Рифленая поверхность помогает удерживать воздух в канавках между ковром и спальником, что повышает его теплоизоляцию. Неизбежный конденсат собирается не на нижней поверхности спальника, а на дне этих самых канавок, и вы лежите не в луже, а над ней. Рюкзак 120л (2.1кг). Басковская Анаконда неплохо себя показала. Ни один шов не разошелся, ни одна пряжка не треснула. Из недостатков можно отметить слишком длинный пояс: даже при максимальной затяжке рюкзак сползал с бедер, особенно к концу похода. Также не стоит делать из скользкой ткани спинную и поясничную подушки. Показалось, что при весе более 35 кг почти 100% нагрузки ложится на плечи и пояс не столь эффективен. Поэтому плечевые лямки должны быть толстые и жесткие, чтобы стропы не продавливали наполнитель. Для облегчения переноски тяжелого рюкзака я иногда пользовался лобным ремнем, похожим на используемый шерпами в Непале. Лобный ремень был изготовлен из плечевого ремня от фотосумки с нескользкой накладкой, пары оттяжек, протянутых под дном рюкзака и пары карабинов. Другой вариант был сделан из трех метров стропы шириной 5см и двух прочных пряжек. Лобный ремень РАБОТАЕТ!!! Как педаль газа!! Разгружаешь пояс и плечи и летишь вперед? но не долго, т.к. начинает затекать голова. Если пользоваться ремнем длительное время, то к концу дня начинает болеть позвоночник в грудном отделе, приходится просить товарищей, чтобы встряхнули, и позвонки встали на место. Если тренироваться носить лобный ремень c детства, то болей бы не было. Также при этом не покрутишь головой по сторонам. Но если тропа однозначная и ровная, не надо прыгать и лазать, то ремень работает неплохо. Про железо: в нашем походе обошлось без серьезного скалолазания, и комплект закладок Black Diamond так и не попробовал памирких скал, зато все 5 френдов Wild Country и Стрегор были использованы. Почему? Потому что, когда холодно, мокро и неудобно лазить с кульком за спиной, френд засунуть легче и быстрее! Несколько замечаний для избежания обморожений и прочих проблем. Даже имея хорошее снаряжение, недолго схватить проблемы из-за мелочей.

Весьма полезные мелочи испытанные лично:

  • согрейте носки дыханием, прежде чем надеть их.
  • не суйте с утра ноги в холодные внутренники. Держите внутренники в спальнике и так же прогрейте дыханием.
  • не держите пластики снаружи в тамбуре, иначе часть тепла ног пойдет на их обогрев.
  • во время штурма держите теплые запасные рукавицы во внутренних карманах или за пазухой. Таким образом, когда придет время, не будет потери тепла на их обогрев.
  • если ночью холодно в спальнике - положите внутрь спальника ковер.
  • в сшивке из спальников спать гораздо теплее.
  • больше пейте воды с солями перед выходом на штурм.
  • если во время восхождения станет плохо с головой, опустите её ниже пояса: прильет кровь и станет легче. После этого, главное резко не вставать и начинать движение постепенно. Одежда должна обеспечивать защиту от агрессивных факторов окружающей среды: высоких и низких температур, солнечной радиации, осадков, неровностей горизонтального и вертикального рельефа и т. д. Можно потратить кучу бабок на топовую одежду и быть психологически успокоенным, что ты сделал все, чтобы облегчить жизнь себе любимому. Можно не тратить огромных сумм и идти в самом кондовом х/б и лелеять себя мыслью, что удалось нехило сэкономить.
  • Самое любопытное, что и тот, и другой подходы неплохо работают в обычных условиях, когда от одежды не требуется спасать вашу жизнь и здоровье. Когда же ситуация выходит за рамки обычного, то лелеять себя мыслями уже нет времени и плохо бывает всем. Хотя тем, кто в топовой одежке, плохо наступает чуть позже, чем остальным. Дальше начинают работать морально-волевые факторы и опыт, "сын ошибок трудных". Примером, могут служить участники, прошедшие весь поход в легких кожаных ботах, х/б носках, бахилах от ОЗК, синтепоновых куртках, болониевых анораках, с неудобными рюкзаками и т. д. Честно, без всяких шуток и иронии, снимаю перед ними шляпу и восхищаюсь их героизмом.


    Фототехника

    Автор цифровой части раздела - Дмитрий Жуков

    Немного сэкономив на снаряжении и продуктах, мы решили не ограничивать любовь к прекрасному и взяли 2 фотоаппарата. Один цифровой, другой пленочный. 97% фотографий, присутствующих в этом отчете, сняты цифровой камерой Sony DSC-F828 с объективом 28-200 (в пересчете на 35мм), 8мп. Также мы взяли ультрафиолетовый фильтр, круговой поляризатор, карты памяти общим объёмом 5.5 Гб, четыре заряженных аккумулятора и набор для чистки оптики (жидкость, кисточка и салфетки). Вес камеры 910г, сумка через плечо Lowepro TLZ 50 весит ещё 400г, весь набор - 1.6кг.

    Перевал Шапак - зона контакта
    Они прилетели

    До этого похода камера и сумка были многократно испытаны в горных условиях. Прекрасно зарекомендовали себя при работе на холоде, во влажных и жарких условиях, показали хорошую пылезащищенность и эргономичность. Для экономии батарей и памяти было решено снимать в формате JPG normal, в условиях сложного света делать брекет с шагом 0.7. Съёмка, в основном, велась "навскид", поэтому дежурным был режим приоритета диафрагмы с минимальным её значением (8.0). Диапазон зума (28-200 мм) был достаточным для 99% идей съёмки. Кроме того, брекеты не всегда можно было свести: очень часто дрожали руки.

    К середине похода стало ясно, что объём памяти и количество батарей были рассчитаны с запасом, что позволило потом чаще снимать на семитысячниках. За весь поход было сделано около полторы тысячи снимков.

    Было несколько случаев запотевания камеры, быстро проходившего. Один раз замёрзла батарейка - при штурме вершины пика Коммунизма. В этот день был ураганный ветер и температура не поднималась выше ?20С. Батарейка, очевидно, охладилась ещё в палатке ночью, когда сорвало тамбур. После отогрева во внутреннем кармане удалось сделать большое количество снимков на вершине. Камера хорошо зарекомендовала себя с точки зрения пылезащищенности. Движение по осыпям и рантклюфтам практически не отразилось ни на матрице, ни на стёклах объектива. Функция видеосъемки была использована недостаточно. Качество съёмки среднее, звука - чуть ниже среднего.

    По леднику Шинибини

    Рекомендации походным фотографам. Если нет цели сделать фотографии наивысшего качества, то фотоаппарат с несъёмным объективом и возможностью управлять одной рукой - отличное решение. Не рекомендовал бы использовать более 1 фильтра, так как большая часть похода проходит в весьма пыльных условиях, и фильтры придется постоянно протирать. Не рекомендую электрический зум (Олимпусы и пр.), так как при этом быстро съедается батарейка и теряется оперативность. Также не стоит сильно полагаться на экранчик: в солнцезащитных очках, при ярком освещении и сильном запылении он практически бесполезен и, кроме того, повышает потребление энергии.

    35мм пленочная камера была взята не только из-за её экономичности и надежности, особенно на морозе. Мегапикселы мегапикселами, но, как сказали бы французы насчет цифровой фотографии, ?a n?a pas d?esprit. Слишком легко всё получается, слишком мало препятствий на пути к результату. Из-за небольшой экспозиционной широты CCD матриц (сравнимой со слайдами, но все же заметно меньше любой негативной пленки) гораздо труднее передать красоту окружающего мира. Приходится делать брекеты и потом их долго сводить в фотошопе, что ещё и не всегда получается. У нас был Canon EOS 300V c объективом 24-105 f/4L IS, а с ним 1 набор запасных батареек, бленда и UV-фильтр, постоянно накрученный на объектив. Камера весит 450г, объектив - 670г, нагрудная фотосумка Lowepro TLZ AW - 1кг. Общий вес вместе с пленкой - 2.5кг. Объектив-телевик (70-200, 70-300) решили оставить дома, так как опыт автора показывает, что процент хороших снимков, сделанных телевиком в походе, составляет не более 15%. При этом часто хотелось применить широкоугольный объектив (например, 12-22мм), чтобы естественней соединить человека с окружающим горным пейзажем, например, как на снимке "Взятие бергшрунда". Взятый объектив (24-105) был слишком тяжел для походных условий, на ходу часто дрожали руки, и если бы не стабилизатор - многие дневные снимки не получились бы. Обилие пыли привело к тому, что к концу похода объектив стал скрипеть при зумировании. Эту пыль не удалось удалить даже в городе - ни кисточкой, ни сжатым воздухом. Пришлось найти повод и отправить его на завод. Поэтому для схожих пыльных условий рекомендуется брать объектив с внутренней фокусировкой. Механическая устойчивость камеры очень хорошая. Несколько лет назад аппарат уронили на бетонку с высоты полтора метра. Фильтр - в куски, оптика и всё остальное - в порядке. Высокая морозоустойчивость достигалась продуманным расположением батарейного блока в ручке аппарата. Для ещё большей изоляции от холода помогает приклеить снизу под батарейный блок кусочек пенки от коврика.

    Количество пленки было рассчитано из опыта предыдущих походов, на 400 фотографий. Было отснято около 350. Для цивилизации и предгорий взяли Kodak HD (Supra) 200, для гор и высоты - большое количество Fuji Reala 100 и несколько обычных Fuji 200.

    Фотосумка надевалась на грудь как рюкзак, при этом совсем не мешала своему большому брату. Удобный и быстрый доступ к фотоаппарату позволял оперативно снимать, без опозданий и остановки группы. Большой вес сумки (1кг) был сильным минусом, но аппарат внутри был хорошо защищен, там же можно было хранить наиболее употребляемую часть аптечки, перекус и многие другие мелочи. Наличие 5 кг груза спереди позволило принять более свойственное человеку вертикальное положение (в отличие от питекантропа).

    Эта сумка была неоднократно испытана раньше и показала себя 100% подходящей для фотографа пеших, лыжных и вело походов. В горах же, на техническом рельефе присутствовали существенные недостатки. При лазании не видно, куда ставить ноги. Склоны, близкие к вертикальным, становятся нависающими: сумка не дает прижаться. Не видно передней части обвязки (проверить, как там размуфтовывается дюльферный карабин), непросто встегнуть верх обвязки. Более подходящей для горных походов видится сумка, которую при необходимости можно быстро сдвинуть с груди на бок.


    Аптечка

    Расходная часть

    НазваниеКоличествоПримечания
    Декамевит, витрум120 таб.мультивитамины
    Метионин120 таб.аминокислота необходимая для усвоения жиров / белков
    Глутаминовая кислота100 таб.аминокислота необходимая для работы мозга на высоте
    Аскорбиновая кислота50 таб.таблетки по 500мг
    Оротат калия100 табвитамин В12, антидистрофическое, нормализует работу сердца и печени, циркуляцию в капиллярах
    Аспаркам50 таб.улучшает работу сердечной мышцы
    Рибоксин50 таб.улучшает работу сердца / печени
    Регидрон15 пачек по 20гсоли Na/K. Против судорог / вымывания электролитов из организма, особенно в жаркие дни

    Лекарства из расходной части употреблялись каждый день в начале похода или в сложные дни во избежание последствий тяжелой работы на высоте (авитаминоз, аритмия, несварение пищи, судороги и т. д.).

    Одной пачки регидрона на группу в день хватало для полного избавления от судорог. Вместо регидрона лучше (да и дешевле) использовать "полусоль" - соль, используемую в приготовлении пищи, в которой NaCl составляет только 50%, а остальное - соли K, Ca, Mg, которых в регидроне нет. По вкусу она неотличима от обычной поваренной соли. Мы использовали её после того, как закончился регидрон (тоже по 20г на группу в день).

    Высотная часть

    НазваниеКоличествоПримечания
    Ацетазоламид (диакарб, диамокс)30 таб.профилактика горной болезни, средней силы мочегонное
    Ибупрофен70 таб.обезболивающее против головной и зубной боли, возникающих при недостаточной акклиматизации
    Нифедипин24 таб.от отека легких
    Дексаметазон53 таб. и 5 амп. по 1млот отека мозга
    Фуросемид (лазикс)16 таб.очень сильное мочегонное
    Ксантинола никотинат50 таб. и 3 амп. по 2млрасширяет периферические сосуды - профилактика обморожений.
    Трентал20 таб.расширяет периферические сосуды
    Аспирин УПСА10 табкроверазжижающее - против обморожений и их последствий
    Hand / Toe Warmer2 для рук, 2 для ногодноразовые пакетики с составом, выделяющим тепло при взаимодействии с воздухом на протяжении 6-8ч
    Эуфиллин8 таббронхорасширяющее

    Обычная часть

    НазваниеКоличествоПримечания
    Бисептол50 таб.противовоспалительное широкого спектра действия
    Аналгин10 таб. и 3 амп. по 2 млсредней силы обезболивающее
    Парацетамол50 таб.средней силы обезболивающее
    Пенталгин7 таб.обезболивающее посильнее
    Кетанов10 таб. и 1 амп.самое сильное ненаркотическое обезболивающее
    Сульфокамфокаин3 амп. по 2 млстимулятор дыхания/сердца
    Новокаин2 амп. по 5мллокальное обезболивающее
    Карсил10 табот болей в печени
    Ранитидин6 табязва, боли в желудке
    Фестал25 табпищеварительный фермент, улучшает переваривание пищи
    Фурозалидон19 табот любых пищеварительных инфекций
    Фталазол6 табзакрепляющее
    Имодиум20 табсильное закрепляющее
    Бисакодил19 таб.слабительное
    Активир. уголь30 таб.нормализует пищеварение
    Фенотропил10 таб.стимулятор умственной и физической деятельности
    Лоратадин20 таб.антиаллерген
    Но-шпа10 таб.понижает давление
    Валидол5 таб.нормализует сердечную деятельность
    Стрептоцид16 таб.наружное противовоспалительное
    Тиотриазолин1 бут.капли для восстановления глаз после ожогов
    Марганцовка1 шт.обеззараживающее наружное и внутреннее
    Йод1 бут.дезинфекция ран, обеззараживание воды
    Спирт100 млдля дезинфекции ран и инструментов
    Бактрацин5 шт. по 2гтройная мазь-антибиотик
    Капсикам1 тюбик, 70гсильная согревающая мазь, от травм суставов и обморожений, универсальнее финалгона
    Детский крем1 тюбик, 50гот потертостей. Можно заменить кремом от солнца
    Крем от солнца1 тюбик, 30гSPF 30, запасной
    Бинт стерильный5 шт
    Вата1 пачка
    Лейкопластырь1 рулонкогда закончится - можно использовать duct tape
    Лейкопластырь бактерицидный1 наборразных форм и размеров, дышащий и не очень
    Салфетки с хлоргексидином3 штдля остановки кровотечения
    Игла кривая с нитками, тонкий пинцет, ножницыпо 1 шт
    Шприцы4 по 2 мл и 1 по 5 мл
    Эластичный бинт1 шт
    А также зажигалка, спички, набор хирургических инструментов, бормашина, рентген, мешок гипса, валерьянка, стероиды.

    Из нерасходных частей аптечки довелось использовать большое количество лейкопластыря, иногда ибупрофен, мазь-антибиотик и йод (бороться с нагноением ран на руках), ацетазоламид, фестал, детский крем, а также различные средства для борьбы с расстройством пищеварительной системы после похода. Чувствовалось, что в аптечке отсутствует солкосерил, средство для быстрого заживления ран. Во избежание неприятного запаха одежды рекомендуется непосредственно перед походом помыться и намазать все потовыделяющие части тела пастой Теймурова (особенно ноги). Многолетний опыт показывает, что в походе какой-либо запах будет отсутствовать более 20-ти дней. Но если при этом мыться в реках/озерах, то крем сойдет, и проблема через несколько дней возникнет опять.


    Безопасность

    "Если бы этот камень упал на десять сантиметров правее - то я уже не жилец", - подобная мысль хотя бы по разу посещала каждого из нас. Расстояние из наиболее удаленной точки маршрута до ближайшего кишлака - 3-4 дня ходьбы налегке. Наличие МАЛ (а также квалифицированных альпинистов) на поляне Москвина немного облегчает задачу по эвакуации пострадавшего. Самое полезное, что можно было сделать, но чем мы так и не озаботились - иметь с собой спутниковый телефон. 700$ с человека за поход сильно истощили финансы группы и каждая последующая сотня расходов встретила бы сильное сопротивление (даже если сотня на пятерых). В случае ЧП, если пострадавший не подлежал транспортировке (например, труп) или требовал срочной медицинской помощи (например, аппендицит), то пришлось бы посылать гонцов к людям, для организации вертолета. Вертолет полетит только в случае гарантированной оплаты. Для оплаты спасработ у нас была страховка American Alpine Club на 1 человека, купленная ранее и по другому поводу (40$/год, если человеку меньше 28 лет). Во всем остальном, кроме оплаты, приходилось рассчитывать только на самих себя.

    Вот и рассчитывали. "Хочется сообщить, что нами был разработан список резервных вариантов маршрута. При проведении похода они были использованы более чем на 80%." В случае опоздания к контрольному сроку (звонок из Джиргаталя), Валера, живущий в Душанбе, организовал бы поиски. Перед стартом ему вручили пачку бумаг, где было подробно написано, что делать, куда именно обращаться в Душанбе, как пользоваться страховкой, список группы с реальным маршрутом, всеми запасными вариантами и контактной информацией родственников участников. Всё как в маршрутке, только детальнее и по честному. На МКК (киевскую) надеяться было бессмысленно, безопасности она не прибавляет (в отличие от спутникового телефона), приходится всё делать самому, но потом быть спокойным, что это будет работать. МКК находится слишком далеко и работает медленно (по телеграммам), т.е. ненадежно. Единственной действующей функцией МКК остался уход от ответственности. Консультативная функция хоть и есть, но только если прийти и пообщаться лично. Гораздо проще написать письмо эксперту района и как следует его расспросить, без страха быть наказанным за неосторожный вопрос (и написать отчет о походе, довольно близкий к реальным событиям).


    Благодарности

    Вот и сказке конец, а кто слушал -- молодец

    Несмотря на то, что первоначальный план похода так и не был выполнен, мы прошли хороший и разнообразный маршрут. Иногда, при соответствующем настроении, им можно даже гордиться. Хочется поблагодарить всех, кто помог этому походу состояться. В первую очередь - Валеру Гамзатова, за то, сколько он с нами возился - до, во время и после похода. Просто незаменимый человек. А ещё он познакомил нас с Сулаймоновым Сухробом, которого нужно обязательно поблагодарить за заботу и безграничное гостеприимство в городе Джиргатале и его протяженных окрестностях. Иногда телефон работает лучше, чем лампа Алладина. Отдельное большое спасибо Георгию Сальникову, Андрею Мамонтову и Олегу Янчевскому за консультации по Памиру, маршруту и обстановке в Таджикистане. Если бы не советы Владимира Петлицкого и Алексея Косякова, вся наша группа непременно бы сгинула в низовьях Фортамбека. Благодаря Сергею Панову, Майе - заведующей кухней в МАЛе, неизвестной нам группе из Москвы (и их неиспользованной заброске), мы так и не смогли окончательно подорвать себе здоровье на выходе из гор. Спасибо Владимиру Кельману за помощь со снаряжением для этого похода. Сколько бы мы не потеряли в горах, у него всегда найдется ещё больше. Кроме того, составитель отчета хочет отметить высокий уровень подготовки своих товарищей по походу. В этой команде не было бессловесных "баранов-участников", и каждый сделал свой, может на первый взгляд и незаметный вклад в успех мероприятия. При этом все могли подменить друг друга в трудный момент, как на техническом участке, так и на утреннем дежурстве. Даже не просто могли, а всегда были наготове со своим решением проблемы: такая своеобразная смесь конкуренции и кооперации. Эти люди не бросили поход на произвол судьбы, он был им нужен. Они проклинали (почти) всё на свете, но терпели и жажду, и рантклюфты, и сложный характер своих товарищей.


    Справочные материалы

    Умри миллат ба умри, забон вобаста аст!
    Э.Ш. Рахмонов

    Отчеты, использованные при проведении похода:

    Карты:

    Разное:

    Коментарі

    Підписатися на Коментарі для "Путь Чучхе"